Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии
Меню
0 7453

Город Юрьевец

svetik Опубликовано: 12.5.2013 23:50 [Скопировать]

Город Юрьевец Город Юрьевец.
Город Юрьевец располагается на правом берегу реки Волги, на повороте реки на юг, напротив впадения в нее реки Унжи, в 132 км выше по реке от Нижнего Новгорода и в 174 км ниже по течению от Костромы.

Метеостанция «Юрьевец» имеет координаты 57 градусов 20 минут с.ш. и 43 градуса 07 минут в.д. при высоте над уровнем моря 130 м. Высота уровня «Юрьевецкого моря» - Горьковского водохранилища – 84м. Ширина водохранилища напротив города до 15 км.

Умеренно-континентальный климат города благоприятен для отдыха. Средняя температура июля плюс 21,3 градусов С. (в 13 час.), максимальная до 36 градусов С., января – минус 11,8 градусов С. (минимальная – до минус 40 градусов С.). В среднем 260 дней в году (72%) благоприятны по погодным условиям для отдыха, 56дней (15%) – ограниченно-благоприятные.

Город включен в список наиболее древнейших городов России, с ограничением промышленного строительства. Каменные и деревянные дома и церкви города – это музей XVII-XIX веков под открытым небом.

Юрьевец – один из наиболее экологически чистых районов центральной России, с наименьшим радиоактивным фоном. К городу примыкает лес, состоящий из елей и сосен, с уникальным оздоровительным воздухом, грибами, земляникой, черникой…

В дальних лесах района водятся кабаны, лоси и другие охотничье-промысловые животные. Волга, с ее притоками, еще достаточно богата рыбой, пернатой дичью.

Чистые песчаные пляжи города и Асафовых островов позволяют подарить каждому индивидуальный отдых.

Город с 17,854 тысячами жителей является центром сельскохозяйственного района. Промышленность города только по переработке сельхозпродукции и леса.

Юрьевец расположен на живописных холмах, в окружении садов и деревьев, с чистейшими родниками в оврагах. Красотой своей он воспет еще художниками Чернецовыми, Саврасовым, Левитаном, Шегалом и многими другими.

Юрьевец располагает уникальными, единственными в России музеями архитекторов братьев Весниных, кинорежиссеров Андрея Тарковского, А. Роу, проведших свое детство в Юрьевце.

Кроме речного сообщения, город связан автобусным с Москвой (464 км.), Ивановом (174 км.), Кинешмой (70 км.), Нижним Новгородом (194 км.). Ближайшая железнодорожная станция – Кинешма Сев.ж.д.

Рельеф местности, удобный для поселения и возведения укреплений, Великий Волжский путь и близость других водных путей – на север по Унже, на юг по Елнати, Луху, Клязьме на Оку – способствовали раннему возникновению поселений в районе Юрьевца. Это и поселения каменного века (Лиходомово) и бронзового века (городище «Пушкариха»).

В начале 1-тысячелетия сюда, в Волжскоокское междуречье, со своей Пермскокамской прародины по правому берегу Унжи переселяется угро-финское племя меря. А с VI века и особенно интенсивно с IX сюда переселяются славяне: часть племен словен, кривичей, вятичей, южных славян. Слияние было мирным – в бесконечных лесных массивах места хватало всем.

Древнейшее название Богоявленской горы – Ильинская (поЦеркви). Это дает основание предполагать, что в период славянской колонизации края здесь было языческое капище Перуна (место принесения жертв Богу). Уже затем, в первые века распространения на Руси христианства, сложился обычай – освящать места перуновских капищ в честь Ильи Пророка и возводить в честь его на этих местах Ильинские церкви.

Часть славян устремляется дальше по Унже на Вятку, Каму, Каменный пояс (Урал). Дорога из Владимира (а затем и из Москвы) через Лух на Юрьевец и далее по берегу Унжи на Вятку и Каму становится на многие столетия Большой Столбовой дорогой Руси на Север и Урал. И только при Иване Грозном, а в основном со строительством порта в Архангельске при Петре I, дорога в Сибирь пошла через Вологду.

Экспонаты археологических раскопок поселений VI-IX веков – городища «Пушкариха» в Юрьевце, городища Турово близ устья реки Неи (притока Унжи), городища Покров в районе села Красногорье на Унже, находки золотых дихремов на Георгиевской горе и др. – все это свидетельства того, что эти места известны давно купцам и князьям и заселены задолго до того, как возник город.

В те далекие времена городом считалось поселение, когда оно получало часть центральной власти князя. Кончалось полюдье, когда сам правитель собирал налоги, а церковь десятину. В определенный центр назначался воевода, который от имени князя собирал налоги со всей территории, ставил укрепление (город), проводил судебные тяжбы, защищал население и прочее. Так в 1225 году Юрий Всеволодович поставил в поселения на правом берегу Волги своего воеводу Василия Скороусмного и разбросанные поселения стали считаться городом, центром большей территории на обоих берегах. Например, такие права города, Плес получил лишь около 1400 года согласно «Списка русских городов дальних и ближних» русских летописей. (См. М.Н.Тихомиров «Русское летописание» Изд.: Наука,М,1979 г.).

Когда же был основан сам город? «Странный вопрос» - скажет любой юрьевчанин и повторит древнее сказание, как «благоверный князь» Георгий, проезжавший по Волге в 1225 году, нашел «чудотворную икону» на горе и велел «сечи лес» и строить на ней город, посвященный святому Георгию.

А так ли был основан город? Местные краеведы в 50-60-ые годы – Батуев А.И. – директор краеведческого музея и историк Б.В.Ширяев – сомневались в этом. Однако из-за отсутствия в те годы других документов и материалов в самом Юрьевце этот год рождения города так и был утвержден.

А сомневаться было в чем! За последние два десятилетия краеведом Б.А.Владимировым в Государственной публичной и ряде других библиотек обнаружены интересные исторические документы, позволившие по-новому оценить развитие Владимиро-Суздальского княжества и его северо-восточной части. И прежде всего, это два наиболее полных варианта легенды о рождении города (называемых то сказанием, то преданием).

«В 1225 году Великий князь Георгий Всеволодович Владимирский, посещая племянников своих, сыновей покойного брата Константина – Василька в Ростове и Всеволода в Ярославле, - на возвратном пути от последнего отправился в свое княжество на судах вниз по Волге. Доплывши до реки Унжи, впадающей в Волгу с левой стороны, он остановился в устье ее, приказал раскинуть княжеские шатры и предался отдохновению. Во время сна он имел видение, что на противоположном, вовсе необитаемом берегу, среди непроходимого леса (на горе в лесу) стоит икона тезоименитого его угодника Георгия Победоносца, перед которою горит неугасимая свеча. Несколько раз повторялось это видение. Во восстании ото сна Великий князь пошел вниз по Волге и пришедши к заводи, называемой и доселе по его имени Юрьевою, отстоящею от города на две версты, и начал внимательно смотреть на противоположную сторону реки Волги действительно увидел там, на горе, сквозь лес огненный луч, наподобие сияющей звезды. Это побудило князя переправиться туда через реку с боярином своим Василием по прозвищу Скороусмным и со свитою. Там, в чаще леса, под сению вяза, на крутой горе, в память о событии названной Георгиевской, князь действительно обрел икону и перед ней горящую свечу. Икона, как сказано в летописи, писана на доске шаровыми начертаниями и впоследствии была перенесена в Москву в Успенский собор. (По другому источнику она была высечена на камне).

На месте обретения иконы князь Георгий велел соорудить деревянный город, назвав его по имени своему и в честь угодника Божия – Георгиевском или Юрьевом Повольским, в отличие от Юрьева Польского и Ливонского. (Вариант – он приказал расчистить лес, построить деревянную церковь во имя святого Великомученика Георгия и основать город, названный по имени его – Юрьевцем с присвоением прилагательного Повольский для отличия его от прочих городов того же имени).

Исследуя эти предания, можно заметить ряд, казалось бы, несоответствий.
- Почему князь возвращался во Владимир по Волге?
- Почему он расположился отдыхать на левобережье в устье Унжи?
- Почему правый берег назван «вовсе необитаемый» - в противовес левому?
- Почему на правом берегу, на горе оказалась икона, да еще с горящей свечой?
Чтоб ответить на эти вопросы, необходимо рассмотреть сложившуюся в X-XII веках обстановку на северо-восточной окраине Руси, Ростово-Владимиро-Суздальского княжества.

Современные капитальные труды Института археологии мало что разъясняют, ибо до сих пор археологи мало уделяли внимания нашему краю. Отмечено лишь, что «современные говоры сложились на основе говоров словен новгородских и кривичей». Поток переселенцев был «неоднороден по этническому составу, а, следовательно, и по языку».

Юрьевец стоит в списке древнерусских городов, помещенных обычно в летописях в виде особой статьи под названием «А се имена всем градом Русским дальним и ближним». В Археологическом списке Новгородской I летописи он назван – «Юрьевеч Залесский», а в Ермолинской и Воскресенской летописях – «Юрьевецъ». Необычное чтение «Юрьевеч» объясняется новгородскими особенностями, так как в новгородском говоре «ч» нередко менялось на «ц» и обратно.

Неоднородность этнического состава переселенцев в наши края справедлива, ибо историки отмечают и значительный элемент присутствия славянских племен юга Руси.

С одной стороны происходит стихийный отлив населения из южных княжеств, опустошаемых набегами степняков и феодальными усобицами, на север в районы Залесской Руси. С другой – начинается продвижение земледельцев с рано и плотно освоенных плодородных «ополий» Волгоокского междуречья на его периферийные территории.

А вот что пишет историк В.Н.Татищев. «…Великий князь Юрий Владимирович Долгорукий видя себя Русской земли совсем лишена…зачал строить во области своей многие грады с тем же имяны (…Галич, Углич, Юрьев, Юрьевец…), хотя тем утолить печаль свою, что лишился великого княжения русского. И начал грады населять, созывая людей отовсюду, которым немалую ссуду давал и в строениях и другими подаяниями помогал. В которые приходя, множество из болгар, мордвы и венгров, кроме русских, селились и пределы его многими тысячи людей наполняли».

Юрьевец был поставлен как княжеская стратегическая крепость на пересечении двух важнейших транспортных магистралей: реки Волги и торгового пути вдоль ее течения и Большой Столбовой дороги от Владимира (позднее Москвы) через Лух, Юрьевец и по Унже на север на Северную Двину или на восток по Вятке и Каме на Каменный пояс (Урал).

Важность такого положения города признавалась всеми Великими князьями и царями Руси-России и Юрьевец всегда был в прямом подчинении столице и если и отдавался в «кормление», то вскоре же возвращался «под руку». Иван Грозный берет его в свою опричнину, а Алексей Михайлович ставит здесь свой запасной Кремль на 400 метров больше по периметру, чем Московский.

Значение торгового пути по Волге исследовано историками многих поколений довольно полно, хотя следует добавить, что после возведения Юрьевца, в те же времена, для связи его с Владимиром, Костромой и позже Нижним Новгородом в «удобных и обжитых местах», примерно через 20, 40, 60 верст сразу же были установлены станы, позднее ямы, из которых выросли затем города Кинешма, Пучеж, Лух, Плес, села Решма, Елнать, Нежитино, Спасское (Красногорье) и другие.

В.Н.Татищев придерживался мнения, что княжеская экспансия шла по волге сверху вниз, постепенно овладевая отдельными районами Волги – Ярославль – выход на Волгу, Кострома и Юрьевец, перекрывшие Волгу от набегов новгородцев, черемисов, болгар, затем Нижний Новгород, защищавший Волгу и Оку от набегов болгар.

Такого же развития княжеской экспансии придерживался и замечательный историк XIX века Соловьев С.М.»Одной из главных сторон деятельности наших князей было построение городов. Это построение носит следы расчета, преднамеренного стремления, что видно из положения новых городов и расстояния их одного от другого. Ярославль построен на важном пункте при впадении Которосли в Волгу (Георгием I, Ярославом Мудрым)… Потом мы видим стремление вниз по Волге: города стоят при главных изгибах реки, при устьях значительных ее притоков. Так построена Кострома при впадении Костромы (возведенная одновременно с Юрьевцем), Юрьевец Поволжский при повороте Волги на юг, при впадении в нее Унжи, наконец, Нижний Новгород при впадении в нее Оки…»

В 1107 году великий князь Владимирский женил сына Юрия Долгорукого на дочери Хана Аспы. В 1120 году она была отравлена. В Ипатьевской летописи записано: «Георгий Володимиричь ходи на Болгар по Волзе (собирал по городам воинов) и взя полон многи полки их победи».

Для рассмотрения вопроса о расширении пределов княжества на север, обратимся к картам, составленным нашими историками, хотя бы к общедоступным, известным всем по школьным учебникам.

На карте «Древнерусское государство – Киевская Русь в IX - начале XII в.» правильно указано, что территория как правобережная, так и Заволжья в районе Юрьевца уже осваивалась славянами в XI веке.

Карта «Феодальная раздробленность Руси в XII-начале XIII в.» наглядно отображает ту борьбу, которую вело Владимирское княжество с Новгородской землей за обладание северными территориями «чуди заволочской» и Перми, за обладание данью – «мягким золотом» - пушниной. И если Белозерье было приписано к Ростову еще Владимиром Святославовичем, когда он посадил в Ростове сына Ярослава, то верховья реки Сухоны, принадлежали новгородцам, которые еще долго сдерживали устремления Владимирского княжества своим форпостом – городом Вологда.

Но в данном случае нас интересует больше северо-восточный выступ Владимиро-Суздальского княжества. В результате широкой экспансии по рекам Унжа и Немда Юрием Долгоруким, а затем его сыновьями Андреем и Всеволодом, территория княжества достигла на севере Северной Двины, а на востоке уже проходила по междуречью Унжи и Ветлуги. Эти события до сих пор недостаточно освещены историками из-за утраты многих летописей и документов.

По рекам Немда и Унжа Юрием и Андреем Боголюбским были поставлены военные поселения и города, один из которых – город Унжа (сейчас поселок) – даже упоминается в летописях под 1219 г. при нападении на него волжских болгар. Центром, базой этой экспансии мог быть только город Юрьевец, расположенный в устье Унжи. Исследуя деятельность Андрея Боголюбского, академик Б.А.Рыбаков пишет: «За пять лет, предшествующих заговору Кучковичей (1174 г.) Андрей Боголюбский снарядил пять далеких походов (чтоб заставить Великий Новгород подчиниться себе). На Новгород и болгар, прерывая поставки хлеба, на Северную Двину (1170 г. по Унже), прерывая поставки в Новгород «мягкого золота» - пушнины, и два похода на Киев…»

Характерный штрих того времени: все центры экспансии на север и северо-восток ставились на левобережье, как и до настоящего времени стоят Кострома и Городец Радилов. Это и объясняет, почему Юрий Всеволодович остановился на левобережье, так как существовавший уже тогда Городец Юрьев(ец) Повольский располагался в устье Унжи. А Великий князь Юрий Всеволодович это уже не Святослав, которому хватало «седла под головой и куска сырого мяса». Великий князь не мог располагаться «где попало». В этот раз он передвигался без войска и ему нужна была защита при «отдохновении» и хорошее питание для него и его большой свиты. Вот почему при возвращении во Владимир Юрий Всеволодович из Ярославля плыл по Волге до устья Унжи.

Следует отметить, что эти северные завоевания проводились по Большой столбовой дороге, проходившей через Юрьевец по Унже от Владимира на Северную Двину и Каменный пояс (Урал). Упоминания об этой дороге мы находим у В.Н.Татищева. Один из «птенцов Петра I», историк и управляющий Уральскими заводами, он неоднократно ездил по этой дороге через Юрьевец на свои Уральские заводы. Готовя издание «Большого Чертежа Земли Русской», он пишет Екатерине I письмо, в котором ходатайствует, что «необходимо вернуть старый путь в Сибирь через Владимир-Юрьевец-Вятку», так как он короче «вместо с три тысячи верст (через Вологду-Устьюг) – двух тысяч верст не будет» и это «избавит купцов от превеликого труда».

По северному участку этого древнего пути, еще до переселения сюда славян, в начале I-го тысячелетия со своей Камской прародины, обтекая Ветлужских черемисов, устремились в Волжско-окское междуречье племена мерян, оставившие нам в наследство такие названия местностей, рек и предметы культуры. Аза 2-2,5 тысячелетия до новой эры с юга по этому пути прошли индо-европейские арийские племена. На территории города на городище Пушкариха археологами в 1928 году обнаружены могильники Фатьяновского типа (2000-2500 лет до н.э.) и культурный слой Дьяковского типа (первого тысячелетия н.э.). Древнеиндийский литературный памятник «Ригведа» - веда (знание) гимнов – сохранил воспоминания об этих краях – «где с неба падает белая вода».

Южный участок этого пути – через Лух на Владимир и Москву – был основным связующим путем Юрьевца с центром до 20-го столетия. «Екатерининка» - так ласково называли старожилы эту дорогу. Да, это она Екатерина II со своей немецкой педантичностью заставила спрямить ее и уложить твердое покрытие. В 1848 г. это коммерческая дорога, на участке Юрьевец – Лух шириной 10 саженей (21,3 м) с твердым грунтом – 58 верст 208 сажен. Мостов и труб – 408 сажен. Гатей 4 версты 78 сажен…

На общем участке этой Большой Столбовой дороги и Большой торговой дороги вдоль Волги в районе современного города Юрьевца еще до 1225 г. пока мы знаем два древних поселения: Пушкариха и Ильинская гора. Ильинская гора с древней Ильинской (сейчас Богоявленской) церковью, возведенной на месте капища Перуна, находится всего в 150 метрах от соседней Георгиевской горы. Не оттуда ли и икона по легенде? А может быть и в те времена была на Георгиевской горе церковь, или часовня, или пустыня (монастырь) в «лесу»?

Это все никак не отвечает понятию «вовсе необитаемого» берега. Исследования показали, что Георгиевская церковь, поставленная в честь святого Георгия – покровителя и защитника города – во времена Рюриковичей была соборной! Вместе со сменой династии была сменена и соборная церковь. Не здесь ли разгадка «забытия» древней истории города Юрьевца, основанного в честь Георгия Победоносца? При Романовых соборной церковью города стала Входоиерусалимская, в которой и служил протопоп Аввакум. Георгиевская церковь стала приходской.

Все обнаруженные версии о рождении города показывают, что все они записаны не ранее 1825 года, когда Георгиевская церковь сгорела на горе в последний раз. История основания города на правом берегу сохранилась благодаря истории построения церкви, что, в основном, и отражают предания. А летопись, на которую ссылается предание, не сохранилась. В 1840 году Георгиевская церковь уже в честь «святого великомученика Георгия и святого Блаженного князя Георгия Всеволодовича» размещена в I – ом ярусе Входоиерусалимской колокольни.

Все «недоразумения» предания стали легко объяснимыми, когда были изданы «Избранные произведения» В.Н.Татищева, где впервые опубликованы его записи при подготовке «Истории Российской», выписки из многих летописей и документов, не дошедших до нас. В.Н.Татищев утверждает, что «Городец на Волге в Белой Руси оной також Юрьев именован, построен Юрьем или Георгием II в 1150-ом году, ныне называется Юрьев Повольский или Юрьевец, в провинции Нижегородской на правом берегу реки выше Болохна 90 и ниже Кинешмы 60 верст».

Город, в свои ранние века, известен и как Георгиевск, согласно Жития Макария Унженского и Желтоводского.

Время основания города подтверждают и наши земляки лухские художники братья Чернецовы, побывавшие в 1838 г. в Юрьевце и ознакомившиеся со старинными документами города и Кривозерского монастыря. «Юрьевец по своему положению принадлежит к примечательным местам на Волге… Он основан в 1150 году князем Юрием или Георгием II».

По Житию, святой Симон Юрьевецкий «ходил по Волге, как по суше» на ту сторону реки молиться и предрек построение Кривоезерского-Троицкого (Левитановского, как мы его называли) монастыря, «через сорок лет после своей смерти (умер в 1586 г.) на высоких холмах левого берега. В своей рукописи по истории города Б.В.Ширяев в 1903 г. писал, что «на той стороне реки многие годы существовала «молельня Симона». Скорее всего, это была часовня на месте древней церкви, а Кривоезерский монастырь был возведен на месте части старого города, носившего тогда название «Георгиевск».

Все это отголоски того, что и более 400 лет спустя после основания города люди знали, что на этом месте была древняя крепость или во времена Симона Блаженного оставался от нее сторожевой пункт с поселениями, как на Глазовой горе.

А внук Юрия Долгорукого Юрий Всеволодович (Георгий III), ехавший по Волге в 1225 году только перенес город (основную крепость) на правый крутой, высокий берег для большего обзора и контроля не только за Унжей, но и за Волгой от болгар, черемис и ушкуйников-новгородцев.

Существование города «о двух берегах» с древних времен до затопления его левобережной части Горьковским водохранилищем в 1954 г., служило не только охране Волги и Унжи, не только освоению северных территорий княжеством, но и помогало жителям выжить при нападениях на город. Так они уходили на левый берег и при вторжении татар в 1238 г., многократных нападений черемис, казанских татар в XIV-XVI веках, поляков и казаков в смутные времена XVII века.

До 1350 года город входил в состав Великого княжества Владимиро-Суздальского, удельного Суздальского княжества, затем Нижегородского, а с 1390 года в составе Великого княжества Московского. На короткое время великие князья передавали его «в кормление» то Боровскому князю Владимиру Андреевичу Храброму в обмен на Волок и Ржеву, то Суздальскому князю Ивану Васильевичу, но вскоре возвращали его себе, «под руку Москвы» из-за его стратегического положения.

В трудные для России времена борьбы с крымскими и казанскими татарами великие князья приглашали для обороны своих рубежей дружественно настроенных татарских царевичей и давали им «в кормление» Юрьевец и часть уезда. Так в 1508 году великий князь Иван III отдал Юрьевец крымскому царевичу Абдул-Латыфу, а в 1551 году Иван Грозный поселил здесь астраханского царевича Кайбуллу, который привел и поселил в уезде свою дружину. Часть татар становились оседлыми, а часть продолжала жить в своих юртах и заниматься военным конным делом. Это так называемая юртовская дружина и была вручена в 1612 году Минину и Пожарскому юрьевчанами и которая сыграла большую роль в освобождении Москвы. Но уже вскоре Иван Грозный отписывает город в свою опричнину.

Как крепость на Волге Юрьевец постоянно находится на переднем крае борьбы с врагами княжества и Руси. В 1370, 71 и 75 гг. город отбивается от новгородских ушкуйников, разграбивших перед этим Кострому.

В 1468 году город отбивается от казанских татар вместе с воеводой Иваном Стиго-Оболенским, затем в составе московских войск юрьевчане под началом Ивана III доходят до Казани.

В 1527 году, в городе, юрьевчане по приказу Василия III во главе с «князь Иван Барбашин с князь Микитой княж Федоров сын Палецкого из Юрьевца ходили против татар и черемис на Унжу».

Уже в 1530 году в городе формируется судовая рать во главе с князьями Бельским и Михаилом Глинским в поход на Казань, но князья перессорились и до Казани не дошли.

Нападения татар на город и организация им отпора были и в 1536-37, 1547-49 гг. И вот Россия собирает все свои силы для разгрома Казани. Иван Грозный ведет основную рать – Большой полк по Оке, а в Юрьевце формируется запасной полк и судовая рать. Казань была повержена.

В 1556 году поход был повторен уже по разгрому Астраханского ханства. Этим тревоги и волнения пограничной крепости не кончились… В 1576 году в городе собирается судовая рать против восставших луговых черемис. В 1583 году уже взбунтовались казанские татары. В городе собирается большой полк и судовая рать под руководством воеводы Плещеева, а затем князя Туренина. После ухода рати в поход охранять Юрьевец был оставлен «воевода Михаил Ильич сын Пушкин» - предок А.С.Пушкина.

К середине XVI века относятся и сведения о происхождении прозвища покорителя Сибири – Ермака, связанное с Юрьевцем Повольским. «Новая сибирская летопись» сообщает, что дед Ермака Афанасий Григорьев был посадским человеком Суздаля.

За провоз разбойников был посажен, но бежал с семьей в Юрьевец, где и был похоронен на погосте одной из церквей. У старшего сына Тимофея родилось три сына, один из которых, меньшой Василий, был очень силен.

Работал он на стругах на Каме и Волге и был прозван «Ермаком» за силушку. По нашенскому, по Вольскому (Волжскому) старому наречию это значит – «ручной жерновой камень». В прежние века Малая улица города (ул.Ленина) носила название «Еленинской». По версии она названа в честь Ермака – сына Олены, Елены.

С Юрьевцем связана и жизнь величайшего духовного просветителя XIII-XIV веков преподобного Макария Унженского и Желтоводского. Начав с монашества, у знаменитого киевопечерского святого Дионисия, настоятеля Нижегородского Печерского монастыря, он сам впоследствии основывает несколько монастырей в Юрьевецком уезде, а затем на Желтых водах. Гонимый казанскими Татрами, Макарий уходит на Унжу и ставит Макарьевский монастырь (сейчас г.Макарьев на Унже).

Макарий прослыл защитником Русской земли и ее успокоителем от казанских татар, он помогал великому князю Василию Темному, когда того преследовал Шемяка. С его именем, как знаменем, наши Низовские земли освобождали Россию и Москву от поляков. Князь Дмитрий Пожарский благоговел перед деяниями Макария и назвал свое село в Балашихинском уезде Макарий-Пурех. Все цари династии Романовых считали Макария своим святым покровителем и ездили на поклонение его мощам в Макарьев на Унжу через Юрьевец. Михаил Романов в честь избавления отца Филарета Никитича от польского плена через Юрьевец ехал до села Спасского (ныне Красногорье), а от Спасского «20 верст шли пеши».

Самое раннее из дошедших до нас описаний города - «Сотная перепись 1593-94 гг.» дьяка Постника Шипилова. Несмотря на большие потери от луговых черемис и татар, «моровой язвы» - чумы, в городе 264 податных человек или более 1000 жителей. В список не включались слободские, бобыли, военные, женщины, дети… А незадолго до этого в городе создана стрелецкая сотня и Стрелецкая слобода. С пушкарями, пищальниками и др. и их семьями это еще более 500 человек.

Посадское население города занимается торговлей, скотоводством, рыболовством, токарным и кузнечным, часто уникальными ремеслами, иконописью; есть ямщики, скоморохи, служители 14 церквей и 5 монастырей. На базаре в городе 69 торговых мест. Скот в городе не считают по головам, а держат столько, сколько могут наносить сена. А возможности эти были огромными: сено возили и на царский конюшенный двор, имели здесь покосы и Троицкая обитель Сергиева посада…

В 1572 году царь Иван Васильевич пишет в духовном завещании-«…да сыну моему Ивану даю город Юрьев Вольский с селы и деревнями и рыбными ловлями и со всеми пошлинами, как было при мне». А только два царских еза (ловли) у Юрьевца давали по 15 осетров, 30 рыб белых, 50 стерлядей стрельных да 25 других стерлядей, много другой рыбы. Все это доставлялось в Москву в живом виде.

Токари по дереву города резали посуду, делали мебель, резали иконостасы, игрушки и пр. Кузнецы не только ковали лошадей, обслуживали крестьян, но и ковали лафеты и колеса для пушек, делали белое оружие Острогу и царевым ратям.

XVII век в истории города самый яркий и самый драматичный. В начале века Юрьевец, в числе ряда низовских городов подтверждает свою верность Великому князю, «а воровских людей, которые смуту учинили, мы побили». Юрьевчане на деле показывают свою верность. Когда суздальские бояре изменили и примкнули к самозванцу «тушинскому вору», сотник юрьевецкой крепости Федор Красный формирует отряд по уезду из 25 тысяч человек и идет освобождать Шую и Суздаль.

В это время к городу подходит пан Лисовский с отрядами поляков и казаков. А город стоит без войск…Жители уходят на левобережье, а Лисовский город сжигает. Ушедшие на другой берег жители вместе с жителями сел левобережья сжигают лодки казаков и не позволяют им переправиться на другой берег и идти далее на Кострому. Затем, с помощью подоспевших нижегородцев, они на острове Мамшин, выше по Волге, наголову их разбили. «Лисовский утече с малыми людьми».

Летопись упоминает и о древнейшем гербе города. «Когда Лисовский въезжал в крепость святого Георгия на горе; то был устрашен образом святого Георгия на Коне».

Лисовский сжег эту первую нашу крепость на Георгиевской Горе с церковью Святого Георгия Победоносца. Новая крепость была построена на соседней Воскресенской горе с церковью Воскресения Господня. Она описана в «Писцовой книге» 1676 года Иваном Афанасьевичем Желябужским под названием «Острог деревянный».

Отряд Федора Красного полностью влился в ополчение Минина и Пожарского. Юрьевчане передали Пожарскому и свою татарскую Юртовскую конницу, сыгравшую большую роль в освобождении Москвы, особенно в сражении у Новодевичьего монастыря.

Однако стоявший в это время без войск город вновь был сожжен, теперь уже убегавшими и мстившими за разгром казаками Заруцкого. После этого набега северная часть города получила название «Курени» от наименования лагеря казаков.

В марте 1608 года город принимает очередных высокопоставленных ссыльных – княгиню и детей соподвижника Болотникова князя И.А.Клубка-Мосальского. «А корму им в дорогу до Юрьевца Повольского 10 алтын 3 денги».

В 1652 году царем Алексеем Михайловичем городу поставлен протопопом один из вождей старообрядства, «ревнитель чистоты веры», знаменитый правдолюбец, писатель Аввакум Петров. «И тут прожил немного – только осм недель…» (с мая по июнь).

Надо отметить вольный характер жителей города и уезда, в пределах современного района не знавших крепостного права. Крестьяне были государственными, дворцовыми.

«Дьявол научил попов, и мужиков, и баб: пришли к патриархову приказу, где я духовные дела делал, и вытаща меня ис приказу собранием,- человек с тысящу и с полторы их было, - среди улицы били батожьем и топтали. И бабы были с рычагами, грех ради моих убили замертва и бросили под избной угол. Воевода (Дионис Крюков) с пушкарями прибежал и, ухватя меня, на лошеди умчал в мое дворишко, и пушкарей около двора поставил. Людие же ко двору приступают, и по граду молва велика. Наипаче ж попы и бабы, которых унимал от блудни, вопят: «Убить вора, да и тело собакам в ров кинем! Аз же отдохня, по трех днях ночью, покиня жену и дети, по Волге сам-третей ушел к Москве…».

Аввакум служил в соборной деревянной пятиглавой Спасской церкви, что стояла на месте современного каменного пятиглавого собора. Эта каменная церковь, возведенная в 1733 году по архитектуре повторяет деревянную, у которой звонница была рядом «на вешелах».

В эти трудные первые века своей жизни, кроме отражения нападений врагов, Юрьевец испытывает и все погодные и биологические невзгоды. Вот только основные из них, зафиксированные в летописях половины 15 века:
1407г.-голод, саранча поела все;
1409г.-мор по всей Руси, голод;
1414г.-страшная болезнь с костоломом;
1417г.-мор с кровохарканием;
1418г.-голод;
1420г.-мор по всей Руси;
1421г.-голод страшный, много померло;
1423г.-мор с железом по всей Руси;
1425г.-мор, человек загнивал;
1429г.-засуха, все горело;
1436г.-все вымерзло;
1442-44гг.-все вымерзло, лютые морозы;
1446-56гг.-дорогой хлеб, неурожаи;
1446г.-землетрясение.
В 1406 году после Петрова дня в Нижегородской провинции была буря, подняла человека с телегою и лошадью. На другой день нашли телегу на верху дерева по ту сторону Волги, лошадь мертвую, а человека не нашли.

В 1460 году пыльная буря вырывала дубы с корнем.

В 1653-55 годах в Юрьевце, во время эпидемии чумы погибло более половины жителей, почти 1700 человек. «Многия домы опустели, могилы не рыли, а оставшиеся в живых ждали своей смерти». Из Нижнего Новгорода привезли знаменитую Печерскую икону. За один день для нее была построена церковь и после «обхода города с иконою мор на людей» пошел на убыль. А Юрьевец получил еще одну церковь и копию святой чудотворной иконы. В те годы признан святым юрьевчанин «блаженный Симон Христа ради юродивый». До сих пор единственный святой на сто верст в округе.

Юрьевец того времени уже был одной из сильных крепостей страны. Согласно «Писцовой и Межевой книге 1676 года» писцов Государя – Ивана Желябужского да подъячего Андрея Рыбинского, вместо сожженного поляками острога на Георгиевской горе, рядом, на Воскресенской горе (въезд Весниных) в 1620 году возведен новый Острог. Острог по периметру превышал 730 метров, имел Посацкие и Полевые ворота, башни, караульни, тюрьму и Воскресенскую церковь. Острог прикрывал Большую Столбовую дорогу на Кострому и Москву. В нем было более десятка пищалей на станках, 352 пуда пороха, III пудов свинца, 488 ядер железных, 5 пудов пулек, 200 мушкетов и много другого вооружения.

На соседней Пятницкой горе располагалась Стрелецкая слобода с 39 дворами и 45 стрельцами, прикрывавшая верхнюю Большую Столбовую дорогу на Владимир, Москву и Нижний Новгород. Нижняя дорога прикрывалась монастырем Тихвинская пустыня. Дорога на Волжскую переправу прикрывалась монастырем Ломова Пустынь и поселением пушкарей. За Волгой дорогу на Север и реку Унжа прикрывал Кривоезерский монастырь.

Оправившись от последствий чумы Юрьевец по числу жителей мало уступает только Нижнему Новгороду и Костроме.

Город готовится стать центром епархии, об учреждении которой решается вопрос у царя и патриарха Иоанна.

Обстановка в России и в середине XVII века оставалась очень сложной. На западе и северо-западе Россия ведет войны с Польшей и Швецией, с юга угрожают крымские татары и турки. В стране вспыхивают бунты и восстания. Наиболее спокойна только Столбовая дорога на Урал и верная крепость Юрьевец. И, в преддверии восстания Степана Разина, царь Алексей Михайлович, благоволивший нашему городу, посылает в Юрьевец воеводой князя Семена Болховского и приказывает ему срочно возвести запасной Кремль.

Место для Кремля было выбрано на соседней со Стрелецкой слободой Вознесенской горе. Каменный или Белый город, как его называют, в основном возводился в 1661-62 годах. По периметру он превосходил Московский Кремль более чем на 400 метров. Возводятся семь каменных башен, каменные Полевые и Вознесенские ворота, последние с надвратной церковью. Каменные стены с зубцами со стороны Волги достигали высоты восемь метров, шириной до трех метров. «Четвероугольные» башни 8х8 метров, круглые от 8 до 15 метров в диаметре.

Для ускорения работ половина стен и 8 башен строятся земляными. Высота земляного вала со рвом достигала 30 метров. С севера и юга, кроме того, вал и стена шли по краю оврагов, а восточная каменная стена по обрывистому склону Волги. Внутри земляного вала и башен сделан ход из бревен, а внутри башен еще и тайники для оружия и боеприпасов.

Однако войны опустошили казну, в стране вспыхнули «медные бунты» и строительство замедлилось, а восстание Степана Разина окончательно его прервало. Кремль остался недостроенным. Через сто лет стены разобрали для построек городских присутственных мест, башни разобрали позже на строительство заводов.

Профессор, доктор исторических наук Н.А.Соболева, всю жизнь посвятившая изучению гербов России, в своей книге «Старинные гербы Российских городов» (Изд. Наука, Академии наук СССР, М.,1983 г.) на стр.60 пишет.: «В распоряжении Санти была книга «Регулов Геральдических», т.е. старый «Гербовник», составленный еще при царе Алексее Михайловиче». Далее Н.А.Соболева пишет: «Видимо именно из этой книги пришли геральдические фигуры и гербы городов Алексина, Арзамаса, Торжка, Юрьевца», т.е. первых 23-х гербов России.

А так как до Санти все герольдмейстеры только собирали указание о нашем гербе, можно считать, что проект герба Юрьевца был внесен царем Алексеем Михайловичем незадолго до этого утвердившего план построения крепости «Белый или Каменный город» на Вознесенской горе.

Именно с плана – чертежа этой крепости он и взял в качестве герба Юрьевца Вознесенскую башню – проездные ворота, взамен бытовавшего тогда символа города Юрьевца – Георгия Победоносца, образ которого был принят в качестве герба города Москвы.

Общеизвестное описание герба нашего города дано в документах, хранящихся в Государственном архиве ЦГАДА (§ 286 оп.2 кн.3).

При пересмотре гербов городов империи Екатерина II оставила Юрьевцу его полный герб (без губернского) «За заслуги перед Отечеством».

Описание герба – «На лазуревом (голубом) щите с золотой оконечностью серебряная башня с отверстыми (открытыми) вратами (воротами)».

Во время крестьянского восстания Степана Разина царь Алексей Михайлович посылает в Юрьевец полкового воеводу Василия Нарбекова для разгрома отряда восставших под руководством воеводы Разина, Илейки Иванова, прорвавшегося с Волги по Ветлуге и Ветлужскому волоку на Унжу на Большой Сибирский тракт. Помогал ему брат воевода Юрьевца стольник Федор Нарбеков. Собранному войску были приданы пушки, зелье (порох), ядра и другое вооружение из городского Острога.

Кроме крепостей писцовая книга 1676 года отмечает в городе Воеводский и Государевы дворы рыбного приема, винокуренный, конюшенный, земской двор, земской двор для приезжих людей, таможенные избы, избу площадных подъячих, тюрьму и прочие казенные здания.

В городе процветает торговля. Только на базарной площади 57 лавок и 21 лавочное место. Юрьевецкие купцы торгуют от Архангельска до Астрахани, от Новгорода до Сибири. В городе живут искусные кузнецы (16 кузниц и 9 кузнечных мест), токари и другие ремесленники. Имеется в городе и живописная мастерская с древними традициями иконописи. Лучшие мастера города помогали расписывать Успенский собор Московского Кремля после освобождения от поляков.

В городе большая соборная церковь, 13 других церквей и 5 монастырей.

Но со смертью царя Алексея Михайловича и, особенно, с приходом к власти царя Петра I, жизнь города резко меняется. Сначала Петр забирает в Воронеж и Архангельск на строительство флота почти всех плотников, токарей, кузнецов, затем разгоняет стрелецкое войско. В 1717 году он учредил инквизицию для борьбы с «религиозным вольнодумством» - расколом. «Слово и дело Государево!» - звучит и на Юрьевецких площадях. И значительная часть юрьевчан старой веры бежит в леса брянские, Муромские, заволжские, в глухие деревни владимирские, нижегородские, за Каму, за Каменный пояс, в Сибирь на Саяны, где создают свой Новый Китеж. Журнал «Всемирный следопыт» 1930 года хорошо отражает состояние города в ту пору. «Стоны и плач сопровождал подводы уезжавших, бежавших из города староверов». Легенды рассказывают, что ушедшие по деревням живописцы, иконописцы, резчики иконостасов, посуды, росписи деревянной и глиняной посуды и замечательные мастера других ремесел создали там свои школы, давшие впоследствии Всемирно знаменитые промыслы России.

Юрьевец постепенно становится простым уездным городком с пятью волостями. Население его уменьшается. В 1722 году число тягловых мужского пола без служилых, слободских, бобылей и прочих составляло 990 человек (т.е. общее число жителей примерно 3000-3550). В Кинешме – 912, Рязани – 1139, Нижнем Новгороде – 2153.

В 1708 году Юрьевец становится уездным городом Казанской губернии, с 1745 года Нижегородской, а с 1778 года уже в составе Костромского наместничества (затем губернии).

При Петре I, кроме воевод, начали ставить бургомистров для сбора доходов и правосудия. Нижний, Вологда и Юрьевец выбрали бургомистров в числе первых, но от воевод отказались, в отличие от Владимира, Коломны, Суздаля и др., которые заявили, что «в бургомистры им из своей братии выбирать некого, люди все скудные» и просили оставить назначаемых из Москвы воевод.

Юрьевецкие купцы по-прежнему торгуют по всей России, плотники строят волжские суда – расшивы на 25 тыс.пудов, горожане выращивают скот, фрукты, занимаются рыболовством, ремеслами.

Вольный (не крепостной) характер юрьевчан не по нраву промышленникам. Промышленность в городе не получает широкого развития. Юрьевчан и жителей уезда влечет сезонная работа: они идут бурлачить, на сплав и пилку леса. Эта работа позволяла получить за короткий период лета больше, «чем от скудной годовой работы на селе или на фабрике».

Юрьевец становится бурлацкой столицей Верхневолжья с ее «Жареным бугром» - местом свершения бурлацких обрядов – посвящения в бурлаки. «Это как при переходе через экватор – пишут в воспоминаниях художники Чернецовы, наблюдавшие посвящение. Бурлака бьют по спине лямками со словами: «Жарь его!» - пока он не взбежит на вершину Бугра». После подтопления водохранилищем овраг у Бугра стал любимым местом современных туристов (у деревни Ершиха).

После прекращения строительства Кремля в городе бурно начинает развиваться строительство каменных церквей. В 1702 году построен один из красивейших храмов России – Благовещенская церковь. Она хорошо изучена и известна в истории русской архитектуры. «Ее создали местные мастера, тяготеющие к узорочью. Мастера свободно обращались с плоскостью стены, легко увязывая в единый архитектурный аккорд рельефные детали и радугу изразцов». При разборке церкви в 1950 году был найден древний иконостас, расписанный по левкасу, написанный местными иконописцами. Реставрированный иконостас сейчас находится в Москве в музее Андрея Рублева. Яркость, образность, выразительность Юрьевецкой фресковой росписи такова, что образцом к статье «Фрески» в Большой советской энциклопедии 1956 года приведена не киевская, черниговская или московская фрески, а Юрьевецкая «Апостол Фома».

Каменная Богоявленская церковь с погребением Симона Блаженного, Юрьевецкого святого, окончательно построена в 1720 году и сейчас самая старая в городе. Иконостас церкви был создан знаменитым царским изографом, уроженцем города Кириллом Улановым.

Юрьевецкие мастера в 1733 году возвели точную копию в камне бывшего деревянного Входо-Иерусалимского (холодного, Спасского, пятиглавого) собора, в котором до этого служил протопоп Аввакум. Сейчас только лучшие образцы Гжели напоминают Кобальтовую роспись храма.

Строится Преображенская церковь (1740г.), Троицкая соборная церковь Кривоезерского монастыря (1754г.), который очаровал Левитана, Казанская (1754г.), Сретенская с прекрасным резным иконостасом к чудотворной иконе Тихвинской Богоматери письма Кирилла Уланова (1757г.), Вознесенская (Покровская) (1764г.).

До конца столетия создано еще более десятка каменных храмов по уезду. В 1796 году построена и расписана Покровская церковь Кривоезерского монастыря в честь святого князя Александра Невского. Церковь характерна исторической росписью похорон Александра Невского на фоне Юрьевца (Городца Повольского, а не Городца Радилова).

При Петре I были отменены погосты у церквей в городах из-за опасности эпидемий и по образцу Европы кладбище в городе вынесено за его пределы с постройкой новой церкви при нем.

В 1709 году в город окончательно возвращается один из его великих сыновей – царский изограф Кирилл Уланов. Это он расписывал иконостасы царских Нарышкинских церквей в Москве. Опасаясь опалы, при Петре I он вернулся в Юрьевец и постригся в монахи Кривоезерского монастыря. Сотрудник музея древнерусской культуры имени Андрея Рублева Н.И.Корнеева установила, что им написано более 300 икон, часть которых находится в ведущих музеях мира.

Особо следует отметить Чудотворную икону Иерусалимской Богоматери. В молодые годы Кирилл много времени проводил в Успенском соборе Московского Кремля перед иконой. По преданию она написана святым Лукой «в 15-е лето по Вознесению Господа на небо». Из Влахернского храма Царьграда она попадает в Херсонес, откуда князь Владимир вывез ее в Киев, а затем передал в Новгород Великий. Иван Грозный передал ее в Успенский храм Московского Кремля. В 1812 году французы похитили ее и увезли в Париж, где она и находится в соборе Богоматери.

Кирилл Уланов, удалившись в келью Кривоезерского монастыря «во время поста, на одном дыхании, по памяти» пишет этот шедевр (153х103 см.) Затем едет в Москву, сверяет ее с подлинником, а в 1710г. пишет такую же келейную (31 см), а в 1715 г. третью носимую, чудотворную (116х81). Умер Кирилл Уланов, приняв схиму под именем Корион, на родине в Юрьевце и похоронен в приделе Троицкой церкви Кривоезерского монастыря. Крупными царскими изографами-живописцами были и его брат Василий и его сын Иван тоже наши земляки – лучшие живописцы Юрьевецкой живописной школы тех лет.

6 марта 1781 года Екатерина II, собственноручно, подписала новый план города, воплощение которого мы видим и сейчас в прямых улицах нижней части города.

Юрьевецким купцам дано право выдвинуть своего депутата в Екатерининскую комиссию по сочинению Уложения. Был выбран купец Неустроев. В наказе ему купцы просили ограничить права крестьян в торговле, т.к. они были более мобильными и серьезными конкурентами. Комиссия не признала особых прав купцов, а воевода города указал им, что «купечество города должно более добросовестно исполнять общественные обязанности полицейских должностей, иметь пожарный инвентарь, а не славиться «ночными собраниями и озорством».

Юрьевец той поры был достаточно благополучным и в нравственном отношении. Из дохода города 266 руб. 37 коп. часть от питейной продажи составляла 91 руб. 37 коп. или 34 %, в то время как в Костроме до 66%, а в Нижнем Новгороде 82,5%. В других городах Костромской губернии до 100%.

В 1812 году для борьбы с французами на Отечественную войну Костромская губерния сформировала 4 полка, из них два ополчения. Юрьевчане участвовали во втором основном полку в составе Главной армии и четвертом полку ополчения, который стоял в Глухове Черниговской губернии и прикрывал путь в южные губернии России. В 1813 году ополчение участвовало в боевых операциях во время осады крепости Глогау на Одере.

Многие из Юрьевчан не возвратились домой. В память о погибших воинах горожане в 1813-15 гг. воздвигают храм Рождества Христова.

После возвращения русской армии из заграничного похода на Париж, в городе располагается драгунский полк, затем инвалидная команда (т.е. резервный полк с 8 офицерами и унтер-офицерами со 170 нижними чинами). Для их размещения строятся – манеж на берегу Волги (за фабрикой), казармы и конюшни (сейчас РОСТО). Для начальства – «Воинское присутствие» (сейчас здание социального обеспечения и рядом резервный склад обмундирования, продовольствия и пр. (сейчас «Аптека»).

В 1815 году, вместо деревянной церкви возводится Троицкий каменный храм, что на горе (сейчас «Горгаз»). Этот храм служил как бы маяком для Унженских пароходов.

Академик Спицын сделал предположение, что на этом месте был в Юрьевце первый каменный храм еще до нашествия Батыя. С этим согласны и современные исследователи, что новые храмы возводились на фундаменте этой старой церкви.

В городе продолжается строительство и других храмов. В 1833 году построен второй храм Входо-Иерусалимского собора (теплый Успения богоматери) с его изумительной акустикой. В 1840 году построена и пятиэтажная колокольня этого собора, тогда самая высокая на Волге (50 метров до резонаторов 5-ого этажа, свыше 70 метров с крестом (Колокольня по высоте уступала только колокольне «Иван Великий» в Москве). Колокольня поставлена на сваях из лиственницы. На первом ярусе колокольни (двухъярусном) располагалась церковь святого Георгия, второй этаж был предназначен для большого колокола в 265 пудов и малых колоколов, третий – под средние колокола, а пятый – пожарный для наблюдения за нагорной частью города и леса. В городе строятся и другие храмы, а так же каменные общественные здания и частные дома.

«Удивительно духовно красивые и преданные своей малой Родине жители создали и красивый город. Три яруса церквей: прибрежные шатровые, городские и нагорные на фоне живописного природного ландшафта, глубокие овраги с хвойными зарослями, ручьями и родниками – надолго остаются в памяти, как характерная примета Юрьевецкого пейзажа».

Развитие пароходства на Волге и механизация обработки леса во второй половине XIX века прекращают бурлацкие и сезонные работы. В городе и уезде интенсивно начинает развиваться промышленность. В 1871 году построена льнопрядильная фабрика, затем пивоваренный, винокуренный, дрожжевой, красильный заводы, паровая мельница и др. на левом берегу в городе создается промышленность по переработке леса: лесопромышленный комплекс заводов Брандта, заводы общества «Сосна» и др.

В городе торговых капиталов разных гильдий 51, в уезде 105, в уезде ветряных мельниц и толкачей 3400, маслобоен 230, ткацких станов более 3 тысяч. Ярмарок в уезде до 25 на несколько миллионов рублей золотом. Рыбой и пивом город обеспечивал все пароходы на верхней Волге. Шесть пароходных компаний перевозили из Юрьевца до 4-х миллионов пудов грузов. Сплав леса по Унже и Немде достигал 8 тысяч плотов строевого леса и 900 кошелей дров.

Однако, купцы города, боясь потерять рынок, отказывают инженеру Чижову в отчуждении земли под железнодорожный вокзал и железная дорога от Иванова строится на Кинешму, а не на Юрьевец.

Промышленники же понимали, что предприятиям с дорогим иностранным оборудованием нужны грамотные рабочие. В городе и уезде интенсивно строятся школы и училища.

Первое приходское училище в городе было открыто еще в 1820 году. К 1863 году в уезде уже было более 30 школ и 15 училищ. В 1869 году открыто женское приходское училище. С 1879 года высшее Городо-Миндовское училище с дополнительными классами бухгалтерии и ремесел выпускало бухгалтеров, счетоводов, механиков и поммастеров I классного чина.

С 1899 года работает женская гимназия, с 1913 мужская. С 1912 года открыто ремесленное училище для основных рабочих профессий, двухлетнее училище для ликвидации неграмотности и школа для глухонемых детей.

На средства промышленников и предпринимателей, купцов и горожан строятся и другие школы под руководством архитектора города М.Н.Черкасского.

«Либеральное уездное земство города раньше всех в стране, до издания закона, ввело бесплатное начальное образование и к 1915 году готовилось к всеобщему обучению». «По бюджетным затратам на образование Юрьевецкий уезд опережал все остальные уезды губернии и выдвигался на одно из первых мест среди земских единиц Российской империи». Из бюджета города на народное образование расходовалось 18%, на медицину 11%, на благоустройство города 10,5%.

В городе уже построена большая земская больница, но купец-фабрикант Ф.В.Красильщиков жалует еще 75 тысяч рублей на постройку новой.

Характерно заключение губернского репортера с заседания Юрьевецкой городской Думы от 24 января 1911 года. «С удовольствием можно констатировать живое и воодушевленное общественным самосознанием настроение в деятельности Юрьевецкой городской Думы, так не вяжущееся с обычным представлением о вечно спящих гласных. Нет! Гласные здесь не спят, наоборот, порою на собраниях Думы бывает даже чересчур шумно и оживленно… Но зато Юрьевец уже теперь имеет два средних учебных заведения и приступает к постройке новой большой больницы и т.д. Этим не каждый уездный город, и с большей численностью населения, может похвалиться!»

В самом начале ХХ века купцом Демидовым в городе строится кино «Анпир», электростанция, телефонная сеть.

Грибуниным создается первая городская библиотека.

«Костромские губернские новости» 1861 года отмечают юрьевчан как: - «в моральном отношении довольно набожны и безгранично преданы престолу, обладающие безусловной любовью к Родине и своему пепелищу. Изумительная сметливость в деятельности, особенно заметная в промыслах, способность переносить труды и лишения в случае необходимости и способность пожить широко, пока хватит средств. Уголовные преступления не сродни жителям уезда и представляются, по сравнению с другими, в лучшем свете… Рост жителей средний, строение тела мускулистое, круглое, белое, особенно среди женщин, отличающихся привлекательностью. Глаза серые, голубые, карие. Одежда горожан, как и везде в губернии… Праздничная одежда щеголих женщин нового поколения подверглась всесокрушающей моде и во многом изменила прекрасный национальный колорит… Сквозь иноземную оболочку все-таки проглядывает русский дух и русский самобытный вкус, ограничительная черта которого простор и пестрота».

Француз Теофил Готье, побывавший у нас в 1861 году, отмечает сильных, ловких и красивых «крестьянок» города, грузивших дрова на пароход. «Отсутствие чулок и обуви позволяло видеть изящные ноги: некоторые из этих босых ног могли быть обутые в беличью туфельку Золушки».

В конце 1870-х годов в Юрьевец приезжает молодая чета купцов Весниных. В Юрьевце у них рождаются сыновья: Леонид, Виктор, Александр – будущий великолепный триумвират архитекторов страны, создавшие много прекрасных сооружений и среди них всемирно известный Днепрогэс.

Дети увлечены красотой города, рисуют овраги, деревья, виды Волги – более 30 полотен. Но великолепные архитектурные ансамбли города увлекают их больше – «мы почувствовали влечение к архитектуре». Это увлечение и стало главным делом их жизни. Дети создают и прекрасный пантеон своим родителям, похороненным на городском кладбище.

Кроме города, конечно, на формирование любви к городу и искусству большое влияние оказали родители. Отец – Александр Александрович Веснин был интеллигентным купцом и предпринимателем, имел большую библиотеку и всячески материально способствовал развитию культурной жизни города. Чтение книг, журналов, газет в доме по вечерам было традицией. Мать – Елизавета Алексеевна окончила женскую гимназию в Нижнем Новгороде, играла на пианино, рисовала и учила этому детей. Она рано пробудила в детях художественные склонности.

Такая высоко духовная атмосфера окружала братьев с детства. С детства они впитали красоту города и его духовность. Таким образом, Юрьевец можно считать не только родиной архитекторов Весниных, но и их творческой колыбелью. «Здесь все прямо или косвенно служило тому, чтобы они встали на путь, на котором наиболее полно выявился их творческий потенциал. А вначале его была Волга, плеск которой был слышен в раскрытые окна родного дома. Сзади дома был Белый город с его древними валами, волновавшие воображение».

Биографы отмечают, что «из трио братьев Леонида отличала выработанная с детства академическая школа, энциклопедические знания по истории русской и мировой архитектуры. Яркие художественные образы, заложенные с детства, сопровождали его всю жизнь. Город и его живописные окрестности формировали художественный вкус. Мнение старшего брата – сдержанного осмотрительного – имело непререкаемый авторитет для двух других братьев».

Леониду было 16 лет. Он перешел в 6 класс Практической Академии, когда летом 1896 года вся семья поехала в Нижний Новгород, где отец участвовал в ярмарке и был награжден медалью. Там дети познакомились с другом семьи нижегородским фотографом А.Ф.Карелиным. Он посвятил Леонида в тайны фотографии и рассказал о ее большой возможности. На ярмарке и был куплен в семью фотоаппарат по тем временам большой деревянный тяжелый на деревянной треноге.

В 1899 году Леонид заканчивает Практическую Академию с отличием, и год работает в Юрьевце у отца на заводе помощником. В этот год у него окончательно созрело решение поступать в институт Гражданских инженеров в С-Петербурге. Для показа своих возможностей на вступительных экзаменах он готовит планы Юрьевецких церквей и их фотографии. В первые же каникулы, летом 1901 года, он готовит практическую курсовую работу, продолжая делать обмеры церквей города, их планы, сопровождая их фотографиями для осенней отчетности выставки по летней практике. И здесь он окончательно понимает огромное значение помощи фотографии в его работе.

Фотографии Леонида – это золотой фонд не только по архитектуре города, но и шире – по жизни города на рубеже веков, сто лет назад. Какую же любовь к городу, взрастившему и воспитавшему его, надо было иметь, чтобы с тяжелым фотоаппаратом взбираться на горы, на колокольни для выбора художественно верной точки съемки.

В Юрьевце сейчас находится единственный в стране музей Весниных.

Одними из первых светских великих художников, очарованных красотой города и написавших здесь свои лучшие работы в 1838 году были наши земляки из Луха братья Никифор и Григорий Чернецовы. Это «Юрьевец Повольский» (работы находятся в Алупкинском музее и в частной коллекции во Франции), «Соборная церковь» и десятки других.

А.К.Саврасов еще до Репина пишет здесь картину о бурлаках «Вид Волги под Юрьевцем». За картину он получил первую премию.

В 1890 году в город приезжает художник И.Левитан.

И.И.Левитан, изумленный природой города и Кривоезерского монастыря, пишет «Тихую обитель», «Вечерний звон», «Пасмурный день на Волге» - история Юрьевца еще более древняя, чем плеская, листала перед Левитаном свои удивительные страницы… Особенно нравился художнику один пруд, под крепостным валом. Он словно вышел из какой-то сказки…

Здесь бывали Верещагин и Стасов. В Юрьевце создавали свои лучшие полотна Б.Кустодиев, А.Бенуа, Е.Лансере, Ф.Богородский.

С упоением и страстью писал Г.М.Шегаль город и Волгу летом 1948 года. «Великая русская река, силуэты старинных церквей, горы, увенчанные вековыми соснами, слилось у него в знаменательный образ Руси, прекрасной Родины – матери». За лето он создал здесь более 40 своих лучших полотен.

В Юрьевце родился и работал народный художник России Александр Павлович Крылов. Замечательные выставки современных художников показывают благотворное влияние города на их творчество.

Мельников-Печерский в книге «В лесах» описывает жизнь жителей уезда левобережья Волги. В Юрьевце пишет «Этнографический очерк» о городе и создает очерк «На затмении» В.Г.Короленко.

Богат и этнографический материал города и района: от былин об Илье Муромце, разбойнике Чуркине до преданий о кладах разбойника Асафа и Степана Разина и другие.

Вместе со всей страной Юрьевец тяжело переживал первые десятилетия двадцатого столетия. Первая мировая война, революция, гражданская война, голод Поволжья отбросили страну и город в развитии на многие десятилетия назад.

Церкви в городе лишаются колоколен. Но благодаря ряду граждан-патриотов, была спасена основная колокольня, служащая сейчас визитной карточкой города.

Большевики, беспокоясь за сохранение власти, перенесли столицу в Москву, а ряд губерний объединили, сделав центром безуездный город Иваново, отличившийся в 1905 году забастовками и захватом власти в городе. От этого впоследствии пострадали многие города, составлявшие золотой фонд страны, в том числе и Юрьевец.

В конце 1917 года в городе утверждается Советская власть. Продолжают работать и фабрика и пивзавод, династия капитанов Строевых продолжает водить по Волге пароходы.

На базе лесозавода Брандта и других создается мощный «Унжалесосплавтрест». Поселок рабочих «Слободка» уже носит название «Красный Профинтерн». Численность населения его уже составляет до половины города. Там начинает функционировать впоследствии третья средняя школа.

Трест готовит двухэтажные дома для специалистов, возводивших в городе Горьком автозавод. Наш город снабжает древесиной Балахнинский бумажный комбинат для центральных газет «Правда», «Известия» и др., а также шпалы для железных дорог, опоры для шахт Донбасса, дрова для многих городов, в том числе и для Иванова.

Но жизнь в городе резко меняется. Репрессии 1937-38 г.г. унесли лучшие кадры директоров предприятий, колхозов, интеллигенции. Кроме одной, прекращается деятельность церквей.

Не успев опомниться от этих бед, город посылает своих лучших сыновей на Отечественную войну… Четыре Героя Советского Союза – Н.М.Балуков, В.Н.Мошков, М.И.Пивоваров, А.И.Сиротин и тысячи отважных воинов дал город и район Родине. 12-и метровый обелиск уроженца города, архитектора А.П.Шишлова в память об их доблести сейчас венчает Пятницкую гору. Низкий поклон и благодарность заслужили и труженики тыла, - как города, так и села. Кроме обеспечения всем необходимым фронта, они с теплом и радушием принимали раненых, эвакуированных, в том числе детей Ленинграда и других оккупированных областей страны.

В связи со строительством Горьковской ГЭС в городе строится в 50-е годы защитная дамба. У порога города теперь плещется не Волга, а Горьковское водохранилище с застойной водой. В состав города влились многие жители сел и деревень, целиком перенесен Красный Профинтерн (теперь ДОК) с его Слободкой. Продолжается возрождение церквей.

Постепенно уходят бывшие когда-то в составе уезда заволжские – Завражье и Сокольское. Связь с тем берегом замирает…

Курс администрации области на выращивание собственного зерна, которое никогда не давало в уезде хорошего урожая из-за почв, привело к сокращению посадок льна. Постепенно умерло и основное градообразующее предприятие – льнофабрика.

Стали филиалами Ивановских заводов рыбзавод и пивзавод. Это привело и их к упадку.

Основной урон городу нанесли «Перестройка» и «Революция 90-х г.г.». В городе практически прекращена работа всех предприятий.

К концу прошлого столетия город стал полностью дотационным… А город за эти годы дал Родине многие тысячи сыновей и дочерей, прославивших город и страну своим трудом и искусством.

На школьных сценах и в клубах города начинали свою творческую биографию многие певцы области страны, в том числе Народный артист России Валерий Леонтьев. Народную мастерицу А.С. Сорокину, лауреата Всероссийского конкурса самодеятельного художественного творчества и ремесел, которые продолжают развиваться сейчас и в городе, и в районе…

Памятники истории страны, красота, экологичность пока еще позволяют городу стать одним из центров туризма и отдыха.

С приходом новой власти, как в стране, так и в области и городе-районе появилась надежда на возрождение города, на первом этапе за счет туризма.

В городе продолжают работать музеи, восстанавливаются церкви.

В 2007 году в городе прошла Губернаторская парусная регата, проходят Всероссийские соревнования рыбаков, состоялся Первый Международный кинофестиваль имени А.Тарковского «Зеркало», проходят Георгиевские чтения.

С помощью местных предпринимателей 4 августа 2007 года город приобрел икону святого Благоверного князя, основателя города Юрия Всеволодовича с частицей его мощей. Икона-покровительница города.

Города Ивановской области, входящие в «Золотое Кольцо»: 
Иваново   Гаврилов Посад   Дунилово   Кинешма   Лух   Палех   Плёс   Холуй   Шуя   Юрьевец 
Другие города Ивановской области: Вичуга  Фурманов  Тейково  Родники  Кохма  Пучеж  Южа
Или перейти на главную:  
Отдых в Ивановской области


Предыдущая тема: Храм Вознесения Господня
Следующая тема: Город Шуя
Жалоба Артефакты
| Ответить |                |

Всего в теме 0 ответов. Последний ответ 12.5.2013 23:50

Полезная информация

Мобильная версия|Черный список|«В сказку» |Карта сайта

GMT+4, 16.8.2018 14:38 , Processed in 0.075793 second(s), 11 queries , Memcache On.

Яндекс.Метрика

Copyright © 2011-2017 Vskazku Com.