Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии
Меню
Кафедральный собор в городе Шартр Кафедральный собор в городе Шартр.
Точная дата основания Шартра, неизвестна. Появился он еще до римского завоевания Галлии как главный город кельтской народности карнутов, населявших территорию между Сеной и Луарой. Древние римляне называли город именем Аутрицум, так как река Эр на латыни звучала как Аутура. Собственно, само название «Шартр» – это сильно измененная форма слова «карнуты». В I веке н.э. карнуты попали в зависимость от Рима, восставали, но, потерпев в итоге поражение от легионов Цезаря, вошли со своими землями в состав империи как очередная провинция. Статус главного города карнутов Шартр сохранял до 275 года, когда столицу перенесли в Орлеан.

Собор до сих пор - одна сплошная загадка, только не загаданная устно, а воплощенная в камне, витражах и выложенном на полу лабиринте в 1200 году. Выложен символичный круглый лабиринт, олицетворяющий путь верующего к богу. При диаметре его около 13 метров дорога к центру достигает двух сотен метров.

Мозаичное изображение лабиринта в виде четырех соединенных между собой квадратов с семью резкими поворотами в каждом. В центре его находилась роза, символизировавшая просветление и женское начало. Напольный лабиринт, по которому проходили предававшиеся благочестивым молитвам богомольцы, являет собой еще один символ женского тела, часто использовавшийся в ту давнюю пору.

Лабиринт обозначал как крестный путь самого Христа, так и путешествие человека по жизни. Паломники с молитвой проползали его на коленях (261 метр!), что занимало едва ли не час времени. Еще лабиринт напоминал о древней истории Тезея, Ариадны и Минотавра (помните путеводную нить?) и тем самым символизировал борьбу добра и зла в лабиринтах души, а заодно и путеводную роль церкви.

Такое символическое значение подтверждается отсутствием тупиков и развилок. Здесь есть лишь один извилистый путь, который так же неизбежно ведет к цели, как и жизненная стезя — к смерти. А выход лабиринта в храм соответствует христианскому пониманию смерти не как конца, а как начала новой, вечной жизни.

Интересно, что расстояние от центра лабиринта до входной двери почти совпадает с высотой окна-розы над этой же дверью. В этом совпадении тоже заключена важная символика. Когда в день Страшного суда все здания рухнут на землю, окно-роза упадет на лабиринт, земное сольется с небесным и мир выйдет за границы времени и смерти.

Наукой доказано существование на земле зон с особой энергией, которую мы называем положительной или отрицательной. Но об их существовании было известно давно, чувствительные к нематериальному миру люди - чаще всего это были жрецы - владели искусством определения таких зон. Места, где положительная энергия была наиболее сильной, становились объектом почитания, там строились святилища местным языческим богам, проводились религиозные церемонии и праздники.

Люди почитали такие места и, что интересно, с приходом христианства, боровшегося с язычеством, отношение к ним не изменилось. История знает массу случаев, когда христианские храмы строились на месте древних святилищ. И дело здесь было не только в желании окончательно искоренить язычество - храмы всегда строятся на местах с положительной энергией.

Нотр-Дам де Пари, Собор Парижской Богоматери, прекрасно известен всем благодаря одноименному роману Виктора Гюго. Но не менее удивительна и загадочна история другого Нотр-Дама, расположенного в старинном городе Шартр, что в 90 километрах к юго-западу от столицы Франции.

Во все времена паломников привлекали драгоценные реликвии христианства, находившиеся в Шартрском соборе. Помимо Покрова, до 18 столетия в соборе хранились голова матери Богородицы — святой Анны, и очень древняя и глубоко почитаемая деревянная статуэтка Девы Марии, носящей под сердцем ребенка. Это было одно из самых первых изображений Богоматери, относившееся, вероятно, к первым векам христианства, а по одной из версий – статуэтка имела даже языческое происхождение, связанное с культом плодородия и богини-праматери. В конце 18 века, в бурные времена революций, фигурка погибла в огне пожара.
История Шартра восходит к середине I тысячелетия. Городской кафедральный собор был заложен на месте древнего святилища друидов. Считалось, что от этого места исходит священная энергия. Согласно вере древних кельтов, каждый входящий внутрь дольмена обретал новую жизнь благодаря природным силам Земли. В этот культовый комплекс входил также колодец и возведенный неподалеку могильник, а место считалось настолько священным, что кельтские жрецы Галлии и Британии открыли в Шартре школу, где обучали своему искусству.
О преемственности религий в тех местах говорит один интересный факт: друидам было видение, после которого они вырезали из дерева статую девушки с младенцем, они поклонялись ей и называли "Дева под землей". Христиане нашли эту статую в третьем веке и стали почитать ее как Черную деву, и именно на этой священной земле была построена одна из самых первых церквей в честь Девы Марии, а сама статуя долгое время хранилась во многих храмах, построенных на этом месте.

Статуя Черной Девы не первая из загадок Шартрского собора: например, алтарь собора первоначально располагался в пролете между второй и третьей колоннами хоров, точно над священным колодцем друидов. До воды от пола храма тридцать семь метров в глубину, и точно на таком же расстоянии от алтаря, только в высоту, находится и верхняя точка готического свода. Случайна такая симметрия или нет, неизвестно, но считается, что Шартрский собор обладает властью облагораживать дух человека. Даже неверующие выходят оттуда с каким-то особенным чувством, словно принявшие идущую снизу таинственную энергию Земли и нисходящую свыше божественную благодать.

На этом древнем священном месте могло быть построено только что-то уникальное. Нотр-Дам де Шартр, сохранившийся в почти первозданном виде, уже восемь веков поражает своей грандиозностью, единством стиля и гармонией. Он сложен из гранитного песчаника, каменные блоки достигают 2-3 метров в длину и 1 метра в высоту. Наружное и внутреннее убранство собора насчитывает в общей сложности около 10 000 скульптурных изображений из камня и стекла, в основном на христианскую тематику.

Ансамбль витражей в шартрском соборе уникален. Он создавался столетиями, поскольку создание витража — работа колоссальной трудоемкости и соответствующей дороговизны. Их изготавливали не только по заказу священнослужителей. Часто заказчиками выступали цеха или гильдии, определявшие содержание композиции и ставившие своеобразную подпись в одном из нижних углов окна. И сегодня в Шартре аптекари взвешивают снадобья в «Чудесах св. Николая», стучат топорами плотники и колесники в «Истории Ноя», а кузнецы подковывают лошадь в композиции, посвященной искуплению грехов.

Витражи храмов средневековой Европы - подражание витражам Шартрского собора, они действительно удивительны. Их общая площадь - две тысячи квадратных метров. Самый известный витраж называется Notre Dame de la Belle Verrere - Богородица из красивого стекла. Вот что написал о витражах Шартрского собора Жан Вийет: "когда солнце горячо, плиты пола и поверхность столбов покрываются огненными, ультрамариновыми и цвета граната пятнами, растушеванными на зернистой поверхности камня, как от прикосновения пастели. В серую погоду вся церковь наполняется голубоватыми мерцаниями, придающими большую глубину перспективе, сводам - больше таинственности".

Жан Вийет, наверное, не случайно закончил эту фразу словом "таинственность": тайна всегда привлекала людей. Ведь не случайно в Шартр ежегодно приезжает множество паломников и туристов, в том числе и из России, - Нотр-Дам де Шартр действительно несет в себе тайну, но тайну, к которой мы можем прикоснуться.  Витражи служили библией для неграмотных. Читать в те времена умели далеко не все, так что со священной историей знакомились «по картинкам». Понимать витраж было легко: начинать надо было с нижнего левого угла, двигаться направо, затем подниматься выше «на строчку» и так далее: слева направо и снизу вверх, то есть к небесам. Так, например, окно, посвященное страстям Христовым и его Воскресению, начинается слева внизу сценой Преображения, продолжается историей казни, положением во гроб и Вознесением, а заканчивается явлением Марии Магдалине и трапезой в Эммаусе.

Среди витражных блоков в Шартре один из наиболее обширных составляет пояс огромных окон среднего нефа, проходящий через верхнюю часть всего продольного корпуса над трифорием с заходами в ответвления трансепта и в хор. Каждая из травей имеет по обеим сторонам нефа по два окна семиметровой высоты, над которыми, прямо под дугой свода, расположена композиционно объединяющая их малая витражная роза – круг с лепестками, охваченный кольцом круглых клейм.

Шестьдесят восемь таких вертикальных семиметровых окон использованы для монументальных однофигурных изображений библейских персонажей. В нижней части этих витражей помещаются и повествовательные сцены, в том числе с привлечением светских мотивов. Розы над окнами включают в себя малоформатные сюжетные и орнаментальные изображения. Выражаясь научным языком, цветовая гамма витражей среднего нефа основана на преобладании яркой полихромии в окнах и на сгущенных созвучиях с акцентировкой оттенков красного в венчающем поясе малых роз.

Центральное место вреди витражных комплексов по праву занимают большие оконные розы с размещенными непосредственно под ними поясами витражных просветов (так называемых claire-voie) в виде пяти и более узких витражных окон. Такие розы расположены на всех трех фасадах Шартрского собора.

«Эти огромные круги света, эти огненные колеса, которые мечут молнии ,– одна из причин красоты Шартрского собора», – писал в свое время французский историк искусства Эмиль Маль (1862–1954). Диаметр окон трансепта составляет 13 метров. Считается, что впервые такое окно, ставшее известным под общим названием «роза», появилось именно в Шартрском соборе. На витражах розетки можно видеть гербы Франции и Кастилии (в честь французской королевы Бланки Кастильской (р. 1188–1252) – матери Людовика IX). Там же фигурируют сцены из земной жизни Богоматери и сцены Страшного суда.

Возможно, будучи наслышанными о необычных свойствах этого места, католики начиная с 350 года строили тут свои храмы. Однако все постройки неизменно уничтожались пожарами. Собор настолько полон "архитектурными цитатами", что его можно назвать синтезом всех основных старых типов готических сооружений. Он заимствовал детали архитектуры собора Нотр-Дам-де Пари, церкви Сен-Дени, миланского собора.

Этот монументальный собор продолжает оставаться загадкой. По сути, он один сплошной секрет, уравнение со многими неизвестными, только не записанное на бумаге, а воплощенное в камне и витражах. Спустя 800 лет после того, как собор был построен, его красота по-прежнему ошеломляет. Христиане продолжают проводить в нем богослужения, а архитекторы и историки посещают собор в попытке разгадать его тайну.

Согласно легенде, передовые познания в архитектуре, необходимые для возведения подобного сооружения в средневековье, принесли с Востока первые рыцари-тамплиеры. Девять французских рыцарей отправились на поиски "таинств", хранящихся, согласно поверью, в святилище под руинами храма Соломона в Иерусалиме. Когда в 1128 году они вернулись, во Франции распространился слух, будто они нашли Заветный ларец - ящик, в котором якобы хранились тайны Божественного закона, управляющего числами, весами и мерами, включая так называемое "золотое число" - 1,618. Пропорция 1:1,618 - "золотое сечение", или "золотая середина", считалась в эпоху Ренессанса и более позднее время идеальной для эстетического восприятия произведений искусства и архитектуры.

Наконец, здесь был построен собор во славу Пресвятой Девы, или Божественной Дамы – Нотр-Дам. Царствовавший в то время король Карл Лысый,  внук императора Карла Великого, при освящении очередной церкви в Шартре жертвует ей драгоценную реликвию - покрывало Богоматери, которое его знаменитый дед получил в подарок от византийской императрицы Ирины. С тех пор Шартр становится центром паломничества, а жители города обретают небесную заступницу. Существует легенда о том, что этот покров был на Богоматери в момент рождения Иисуса Христа.

Первое чудо произошло в 911 году, когда Шартр осадили норманны. Епископ Жантельм, надеясь на заступничество Девы Марии, вывесил Покров на городской стене. Это, как свидетельствует хроника, немедленно обратило врагов в бегство.

В 1194 году Шартрский собор был, как и несколько его предшественников, уничтожен огнем. Однако вновь приключилось чудо: ларец, в котором хранился Покров Богоматери, остался цел и невредим! Его успели спрятать в подземной часовне…

К 1220 году собор, от которого остался лишь западный фасад, отстроили заново. Он получил новое название – Нотр-Дам де Шартр. Простолюдины добровольно работали на каменоломнях в восьми километрах от собора и доставляли строительный материал на телегах к месту строительства. Соборный капитул и сам епископ решили почти весь доход в течение пяти лет отдавать на оплату строительных работ. Северный портал строился на средства королей Филиппа-Августа и его сына Людовика VIII . На средства жены последнего, Бланки Кастильской, были сооружены северное окно-роза и стрельчатые арки. Множество других даров поступало от королей, священников и знати, так что уже к 1223 году здание было в основном готово — скорость просто фантастическая для тех времен. Дальше, правда, пошло помедленнее, но в 1260 г. новый Шартрский собор был освящен в присутствии короля Людовика IX.

История, естественно, на этом не закончилась. В XIV в. для хранения покрывала Богоматери была выстроена специальная часовня за алтарем. В XVI в. Шартр не обошли стороной религиозные войны: в 1568 г. город подвергся осаде гугенотов.

В 1589 г., нарушив многовековую традицию, именно здесь, а не в Реймсе, короновался Генрих IV , первый Бурбон на королевском троне Франции. (История его восхождения к трону знакома нам по знаменитой трилогии Дюма.) Вплоть до XX в. не прекращались пожары, войны и исторические потрясения. Но Шартрский собор выстоял и дошел до наших дней не просто памятником истории и туристской достопримечательностью, но и центром религиозного паломничества и оплотом французского католичества.

Вплоть до XVIII столетия в соборе хранилась статуэтка женщины, носящей под сердцем ребенка, вырезанная из черного дерева. Черная Дева, или Черная Мадонна, как называли ее христиане, была найдена в III веке, и с тех пор почиталась как изображение Богоматери. Однако, по мнению историков, статуэтка изображала вовсе не Деву Марию, а кельтскую богиню-праматерь.

С этой статуэткой связана и такая легенда. В начале XIII века некий юноша по имени Герард служил подмастерьем в артели каменщиков-тамплиеров. В артели существовала своя иерархия, каждый, кто хотел стать мастером, обязан был пройти ряд испытаний и принять посвящение. Предстояло это и Герарду. В то время артельщики как раз занимались восстановлением сгоревшего Шартрского собора.

Как-то, гуляя по территории собора, Герард набрел на стоявшую в стороне постройку без окон. Войдя туда, он обнаружил у стены небольшую деревянную фигурку. Решив получше рассмотреть статуэтку, юноша вынес ее на свет. Перед ним было изображение женщины с чуть надменным, величественным лицом и выпуклым животом, явно беременной… На постаменте статуи были вырезаны странные символы, изображавшие змею и крест из переплетенных дубовых веток. Молодой каменщик понял, что перед ним не кто иная, как знаменитая Черная Дева!

Неожиданно в голову подмастерья закралась мысль – а что если забрать фигурку с собой? По поверьям тамплиеров, Дева Мария покровительствовала строителям соборов. А ему необходимо было сдать экзамен на мастера. Герард решил, что ненадолго возьмет статуэтку, а потом незаметно положит ее на место. И тут же задумал вытесать из камня точно такую же фигуру Пресвятой Девы…

Целый год он трудился над статуей. Но работа не ладилась. Нос почему-то выходил крючковатым, в шее чудилось что-то змеиное… Казалось, из-под его резца выходит изображение не Пречистой, а натуральной ведьмы! Наконец, за несколько дней до сдачи работы, Герард разрубил свое детище на мелкие части… Завернув деревянную статуэтку в ткань, юноша направился на стройку. Но по пути он не удержался и завернул в алтарный зал собора, чтобы посмотреть на творения других мастеров - в храме стояли привезенные из близлежащих монастырей христианские скульптуры. С завистью посмотрев на них, юноша поставил Черную Деву на место и побрел прочь. По дороге его обогнали всадники в одеждах тамплиеров. Они громко переговаривались между собой о том, что в алтарном зале собора случилось несчастье. Не то рухнули леса, не то сорвались с подвесок каменные плиты, подмяв под себя часть алтаря, скульптуры и живых людей…

Герард вспомнил рассказы о языческом происхождении Черной Мадонны. «Никакая это не Мадонна! Это языческая богиня!» - дошло до него. Он поспешил забрать деревянную статуэтку из ее убежища. А вечером соорудил на подоконнике своей мастерской подобие алтаря: поставил изображения Богородицы и Христа, зажег свечи… Положив статую Черной Девы на пол, юноша долго читал над ней молитвы, изгоняющие бесов, и осенял ее крестными знамениями. Наконец, решив, что «черная дьяволица» обезврежена, вышел на улицу, намереваясь отыскать укромное местечко и сжечь там дьявольскую скульптуру… Увы, его намерения были пресечены самым трагическим образом. Несчастного насмерть сбила лошадь!

После этого фигурка Черной Мадонны хранилась во многих храмах. В годы Великой Французской революции она исчезла. Как гласит официальная версия – сгорела во время пожара.

Одной из наиболее известных скульптурных композиций собора является «Христос во славе». Слева и справа от фигуры Христа расположены орел, бык, лев и ангел – символы четырех апостолов-евангелистов, под ними идет широкий скульптурный пояс с тщательно выполненными фигурами святых.

На площади установлена статуя епископа Фулбера, являющегося одним из отцов-основателей Шартрского собора. Правда, жил он в конце X и начале XI веков, так что под его руководством был построен даже не предшественник современного собора, а еще более древний храм, стоявший на этом месте. Кстати, Фульберт был учеником Герберта Аврилакского, будущего папы римского Сильвестра II . И если вы заглянете в конец первой главы «Мастера и Маргариты», где Воланд объясняет Берлиозу и Бездомному причину своего появления в Москве, то получите неожиданный привет почти что из самого Шартра.

В соборе также находится гематрия (gematria) — древнееврейское шифрованное письмо, которым пользовались для записи ритуальных религиозных фраз. В гематрии каждой букве соответствовало свое число, чтобы слова могли быть уравнены с композицией и фразы эквивалентной ценности могли быть произнесены с той целью, чтобы они имели такое же значение. Подобные зашифрованные символы расположены во многих уголках собора наряду со ссылками на Ковчег завета Господня.

Под сводами храма находится огромное количество женских скульптурных и живописных изображений. Статую царицы Савской почему‑то украшает борода. На витражных окнах можно увидеть самое древнее изображение Марии Магдалины. Здесь показана ее жизнь во Франции, куда она перебралась после того, как Иисус принял смерть на кресте.

Собор затягивает, он как будто обладает властью над людьми, возвышает каждого входящего, придает силы его духу. Все виды искусств слились в готическом храме, чтобы продемонстрировать идущую снизу древнюю силу земли и нисходящую сверху божественную благодать. И сегодняшние скептики и атеисты так же не остаются равнодушными к воздействию торжественной гармонии храма, как и средневековые паломники и прихожане.

Посмотреть другие  Достопримечательности Франции
Перейти на главную:  
Туризм и отдых во Франции

Предыдущая тема: Херд и МакДональд острова
Следующая тема: Версальский дворец и парк
Жалоба Артефакты
| Ответить |                |

Всего в теме 0 ответов. Последний ответ 3.4.2014 01:20

Полезная информация

Мобильная версия|Черный список|«В сказку» |Карта сайта

GMT+4, 16.12.2017 08:42 , Processed in 0.059401 second(s), 12 queries , Memcache On.

Яндекс.Метрика

Copyright © 2011-2017 Vskazku Com.