Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии
Меню
Никитский ботанический сад Никитский ботанический сад.
Ники́тский ботани́ческий сад — комплексное научно-исследовательское учреждение, ведущее работы по вопросам плодоводства и ботаники. Расположен на Южном берегу Крыма между посёлком Никита и Чёрным морем.

В июне 1811 года в Петербурге император Александр I подписал «Указ об учреждении в Крыму Императорского казённого ботанического сада», в котором разрешал устроить в «полуденной части Крыма» казённый сад, ассигновав на это до 10 000 рублей ежегодно. Указ был издан по ходатайству херсонского военного губернатора герцога Эммануила Осиповича де Ришельё, управлявшего тогда Новороссийским краем. Инициатива Ришельё получила развитие при поддержке приближённого к императору 29-летнего графа Михаила Воронцова и при содействии главного инспектора по шелководству юга России Биберштейна — выдающегося немецкого ботаника, служившего в России уже почти двадцать лет.

В марте 1812 года, по рекомендации Ришелье и Биберштейна, на пост директора учреждаемого на Южном берегу Крыма «Императорского Таврического казённого ботанического сада» был назначен известный ученый-натуралист, помощник и ученик Биберштейна, 31-летний Христиан Стевен. Именно он организовал ботанический сад, как первое опытное садовое учреждение на юге России. По мысли Христиана Стевена, это учреждение должно было составить обширный рассадник всех полезных и декоративных растений южной Европы, для распространения их в Крыму. В сентябре 1812 года были осуществлены первые посадки.

Через три года ботанический сад выпустил свой первый каталог растений, где числилось в реализации 95 сортов яблонь, 58 сортов груш, 6 ягодных и 15 декоративных пород.

«Тут к наблюдениям и теоретическим занятиям Стевена, — писал академик П. И. Кеппен, — присоединилась и практика, которой вся южная Россия обязана разведением и распространением большого числа новых более или менее акклиматизированных деревьев и растений, как с опадающей листвой, так и вечнозелёных, а также лучших сортов фруктовых деревьев». Благодаря Стевену Никитский сад вскоре превратился в прекраснейший питомник и ботанический акклиматизационный пункт, служивший как бы этапом при переходе растений с востока на запад и обратно из Европы в Азию.

Эти заслуги Стевена по устройству сада, выясненные академиком Кеппеном в его труде Ueber Pflanzen-Acclimatisirung in Russland, побудили герцога Ришелье исходатайствовать в 1818 году у императора Александра I для трудолюбивого учёного 2 000 червонцев, которые дали Стевену возможность предпринять двухлетнее заграничное путешествие с целью изучить и подобрать плодовые и другие деревья, наиболее пригодные для снабжения ими Никитского сада.

За 12 лет неутомимой деятельности Христиан Стевен собрал более 450 видов экзотических растений. Первоначальный проект предполагал свободное размещение растений в сочетании с лужайками и видовыми площадками.

Здесь впервые были начаты опыты по культуре табака, впоследствии получившие очень успешное продолжение. Испытывались также овощные растения. При этом Стевен много и с большим увлечением занимался исследованиями дикорастущей (природной) флоры Крыма.

В 1824 году Христиан Стевен поселился в Симферополе и передал управление садом своему помощнику Николаю Андреевичу Гартвису, оставив за собой общее руководство этим учреждением.

После смерти Биберштейна в 1826 году Стевен был назначен на его место главным инспектором шелководства и за неимением времени сложил с себя звание директора Никитского ботанического сада, сохранив, однако, за собой главный надзор за этим учреждением. Садовник-смотритель Гартвис был назначен директором.

Гартвис отдал ботаническому саду всю свою жизнь, он оставался его директором до конца своих дней — 20 лет. За это время коллеция дендрария увеличилась более чем в два раза, укрепились связи со многими торговыми организациями Западной Европы и Америки. Николай Андреевич собрал замечательную коллекцию хвойных пород: гигантские секвойи из Калифорнии, кедры, кипарисы, сосны. Специальная экспедиция побывала на Кавказе и привезла в Крым пихту кавказскую (Abies nordmanniana), ель восточную (Picea orientalis), рододендроны, азалии.

В 1828 году для обучения практическому садоводству в Никитском саду была устроена школа. В это же время появились веерные пальмы, магнолии, платаны.

В том же 1828 году Гартвисом на землях урочища «Магарач», принадлежавших Никитскому саду, была произведена закладка большого Магарачского виноградника и устроено Магарачское заведение виноградарства и виноделия.

В 1866 году, после смерти Гартвиса директором Императорского Никитского сада стал Николай Цабель. Он руководил садом 14 лет, до 1880 года, уделяв большое внимание виноградарству.

В 1869 году Цабель преобразовал Магарачское заведение виноградарства и виноделия в Никитское училище садоводства и виноделия, с 5-летним курсом и правами низших сельскохозяйственных школ I разряда. Кроме того, при училище имелись высшие практические курсы по виноделию. Всех учеников в 1895 года было 84, практикантов на высших курсах — 14. С 1869 года до конца XIX века училище выпустило 129 человек.

С 1880-х годов и до начала XX века широкие опытные работы Никитского сада прекратились из-за снижения его финансирования. В этот период истории сада успешно продолжало существовать лишь Никитское училище виноградарства и виноделия. Учебная деятельность полностью поглотила ранее проводившиеся в саду опытные работы, как сообщал в своей докладной записке от 15 января 1910 года его директор М. Ф. Щербаков.

На конец XIX века Никитский сад имел около 116 десятин, из них под виноградниками, плодовым и декоративным садом, огородником, питомниками и табачной плантацией 32 десятины (виноградники занимали около 17 десятин). Вина выделывалось от 2500 до 3000 вёдер.

В 1912 году отмечалось столетие сада — была сооружена торжественная, выполненная в античном стиле, колоннада при входе в Нижний парк, проведено общее благоустройство территории сада.

С 1907 года начали налаживаться ботанические исследования, прервавшиеся после ухода X. X. Стевена. Этому способствовал приход в Сад крупного физиолога, будущего академика В. Н. Любименко, организовавшего в 1908 году ботанический кабинет, и выдающихся ботаников И. И. Кузнецова и Е. В. Вульфа. В 1914 году Е. В. Вульфом был создан гербарий. В настоящее время это самое крупное на территории бывшего СССР хранилище флоры Крыма, насчитывающее свыше 100 тысяч гербарных листов.

Огромный урон саду нанесла оккупация немецкими войсками в годы Великой Отечественной войны. Военные уничтожили большое количество растений, вывезли ценнейший гербарий, собранный Вульфом. Сразу же после освобождения Ялты в апреле 1944 года в Никитском саду начались восстановительные работы. Директор сада Анатолий Сафронович Коверга совершил поистине подвиг: проехав тысячи километров по Польше и Германии, нашел вывезенный гербарий в небольшом местечке под Берлином и доставил его в Крым.

Находился в ведении Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В. И. Ленина. В составе сада было три отделения — Центральное, Степное и Приморское и интродукционно-карантинный питомник.

В 1962 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени. К 1973 году площадь сада с отделениями была около 960 га. К 1986 году — 996 га.

В 2005 году фирма «Консоль» незаконно начала массовую застройку 3,7 га прибрежной территории Сада элитными коттеджами. На этом участке находилась знаменитая коллекция роз Никитского сада, которая насчитывала в середине 80-х около 2000 сортов отечественной и иностранной селекции.

На входе в сад — оригинальная система: в кассе нужно купить билет, к которому прилагается жетон, как в метро — его следует опустить в турникет на воротах. Посетителей встречают добрые кусты. Среди величественных старых деревьев различных видов, подобно аристократической вилле какого-нибуть колонизатора в далёкой южной стране, стоит административный корпус парка. Посреди сада — декоративный бассейн настолько яркого бирюзового цвета, что в солнечный день на его фоне меркнут окружающие его цветы.

На берегу пруда греется на солнышке белоснежный бюст Ленина, высунувшегося из камня. Ботанический сад разделён невидимой линией на две части — верхнюю и нижнюю. Верхняя часть — наиболее парадная, яркая и разноцветная, здесь много туристов. В Верхнем парке выделено несколько тематических зон.

В секторе альпийских растений имеются представители высокогорных ландшафтов, растущие среди камней. Дорожки также выложены камнями, для большего соответствия стилю. Недалеко от альпийского сектора — розарий. Раньше у сада был мегарозарий с сотнями и тысячами сортов роз на берегу моря, но в 90-е учёные Никитского ботанического сада выменяли его на реконструкцию одной из своих территорий у фирмы «Консоль», которая печально известна своей любовью к строительству элитных домов посреди старинных крымских парков. Это случилось и с розарием Никитского ботанического сада — теперь на его месте коттеджный посёлок с многоэтажкой (можно представить себе габариты бывшего розария, на месте которого это всё уместилось). Остаётся только надеяться, что наиболее ценные сорта были сохранены и помещены в новый розарий. Собственно розы здесь хоть и ухожены и цветут, но не очень пышны и не идут в сравнение с розами Воронцовского парка в Алупке. Учёные Никитского ботанического сада очень гордятся выведенными или интродуцированными ими сортами.

Верхний парк очень ухожен. Величественные аллеи уводят вдаль. В фонтанах цветут кувшинки. На краю сада, с видом на море, испорченным высоткой (это она стоит на месте розария), находится площадка для сезонных экспозиций. Весной там была выставка тюльпанов, а теперь цветут однолетники. Рядом — лабиринт из живой изгороди. Войти туда можно только за отдельную плату, что удивляло меня, пока я не познакомился с принципами сбора денег с посетителей сада поближе. С выставочной площадки открывается вид на соседний склон, находящийся уже за пределами парка, где стоит загадочная бетонная башня. Что это такое — мне неизвестно. Благодаря тому, что многие деревья уже стары, сад местами похож на некий очарованный лес — в обычном, неочарованном лесу таким деревьям расти не положено.

В Никитском ботаническом саду очень любят зелёные верёвки. Их натягивают вдоль газонов, тротуаров и цветников, ими отделяют одни клумбы от других. Неужели так много желающих походить по клумбам? В прочих крымских парках обходятся бордюрами. Садовники преуспели в создании растительных композиций из хвойных. Тут и можжевельники, и ели, и даже маленькая араукария. На клумбе с другой стороны от виллоподобного здания выросли милипусечные фонарные столбики, ровно по пояс. Видовая площадка с изящной колонадой окружена деревьями, и с неё кроме них ничего особенно и не видно. Лишь верхушки соседних деревьев. Где-то примерно здесь проходит граница между Верхним и Нижним парками.

Нижний парк — гораздо менее яркий, чем Верхний, здесь больше полутонов, оттенков зелёного, теней и уединения. Больше всего мне понравились тихие, уединённые и тенистые места , до куда не доходят толпы туристов, где среди старых живых изгородей дорожка, изгибаясь, идёт по склону. Есть и тайные уголки, куда ведут узкие дорожки. Здесь тоже есть свой артишок. Нижний парк снимался, как и весь Крым, в советских кинофильмах. В Нижнем парке также имеются пруды, но гораздо менее истеричных цветов, чем в Верхнем парке, и без фонтанов. Здесь больше внимания уделено водным растениям.

Никитский ботанический сад имеет встроенный пространственный парадокс: сад занимает далеко не всю территорию сада. Вокруг объединенных Верхнего и Нижнего парков — несколько отдельных подразделений и территорий сада, каждая из которых отгороженна собственным забором и собирает отдельную плату за вход. Так учёным Никитского ботанического сада удаётся собирать деньги с посетителей сада по многу раз (и это помимо того, что в самом саду есть платные включения — различные лабиринты, парки бабочек и прочие). Наиболее крупные подразделения — два отдельных парка: Приморский и Монтедор.

Кактусовая оранжерея волшебна. Сама по себе она — ничем не примечательная большая теплица, но внутри — настоящий рай для любителя кактусов. Помимо самих кактусов здесь вполне неплохо процветают и другие суккулентные растения. Кактусы размером с небольшую тыкву цветут. Посередине — целый лес из колоновидных кактусов. На столах — россыпи более миниатюрных созданий. Многие кактусы цветут от счастья. На других уже зреют плоды. Всё растёт, кажется, в чистом песке. Разве вырастишь такую красоту дома, на сумеречных подоконниках под вечно пасмурным небом? Откуда-то сверху свисают ремнеподобные плети лесных кактусов, увешанные бутонами, похожими на помесь груши с насекомым. Встречаются совсем уж фантастические растения. Среди камней притаились литопсы — попробуй, отличи. Только бирки и спасают.

Множество представителей толстянковых соревнуется между собой в оригинальности форм и оттенков листьев. Отдельные шаровидные кактусы достигли размеров очень большой тыквы и не собираются останавливаться. Из окон оранжереи открывается вид на забор, из-за которого возвышаются деревья парка Монтедор, прекрасные и недоступные. Для прошедших оранжерею насквозь — награда: небольшой суккулентный сад под открытым небом, заросший юкками и опунциями. На камнях у пруда живут черепашки. Среди агав и трав внезапно — камни с человеческими лицами. Жуткое зрелице в первую секунду.


В нижней части сада, в целом оформленной в более спокойных тонах и более камерном стиле, тоже есть свои парадные аллеи. Цветники здесь больше похожи на цветущие лесные опушки. Цветут кувшинки в изящном пруду. Кратчайший путь от нижних ворот к верхним проходит через каскад бассейнов — длинную лестницу, в середине которой, собственно, небольшие декоративные бассейны, соединенные водопадами (не слишком бурными).

На границе Верхнего и Нижнего парков — особо древнее фисташковое дерево, залепленное цементом, бесформенное и величественное одновременно. По оценкам учёных Никитского ботанического сада ему уже не менее 1000 лет. Очень оригинальны земляничные деревья — длинные, изогнутые стволы, совершенно лишённые коры. Цветут удивительные растения, подобные императорским рябчикам, только с множеством мелких зелёных цветков.

Посреди парка стоит летний кинотеатр, с обратной стороны выглядящий как загадочное сооружение с куполом, напоминающее не то обсерваторию, не то планетарий, но нынешняя табличка гласит — «сад экзотических животных», — в театре разместилось очередное предприятие по изъятию денег. На идеальном газоне — бюст основателя сада Стевена, прямо как в Парижском ботаническом саду.

Посмотреть другие  Достопримечательности Крыма
Перейти на главную:  
Туризм и отдых в Крыму

Предыдущая тема: Могила Грина
Следующая тема: Пещера Эмине-Баир-Хосар
Жалоба Артефакты
| Ответить |                |

Всего в теме 0 ответов. Последний ответ 7.5.2014 17:55

Полезная информация

Мобильная версия|Черный список|«В сказку» |Карта сайта

GMT+4, 22.8.2017 04:49 , Processed in 0.065762 second(s), 14 queries , Memcache On.

Яндекс.Метрика

Copyright © 2011-2017 Vskazku Com.