Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии
Меню
0 2523

Екатерининский дворец

rozari Опубликовано: 1.6.2014 22:25 [Скопировать]
Екатерининский дворец Екатерининский дворец.
Экспозиция Екатерининского (до 1910 года — Большого Царскосельского) дворца-музея охватывает почти 300-летнюю историю выдающегося памятника и знакомит с творчеством архитекторов, которые участвовали в его строительстве и отделке в XVIII–XIX веках, а также с достижениями реставраторов, возродивших дворец после Великой Отечественной войны. Из 58 залов дворца, разрушенных в годы войны, воссоздано 32.

В 1717 году, когда на берегах Невы создавался Санкт-Петербург, в Царском Селе под руководством архитектора И.-Ф. Браунштейна началось строительство первого каменного царского дома, вошедшего в историю под названием «каменных палат» Екатерины I. В августе 1724 года, в знак завершения строительства, во дворце устроили празднество, во время которого «палили из 13 пушек трижды». На торжестве присутствовали царь и крупные государственные деятели. В то время дворец представлял собой типичное для русской архитектуры начала XVIII века небольшое двухэтажное сооружение.

В царствование императрицы Елизаветы Петровны, в конце 1742 — начале 1743 года, решено было расширить здание по проекту М. Г. Земцова (1688–1743), однако смерть зодчего помешала осуществлению замысла. После Земцова работы в Царском Селе вели А. В. Квасов (1720 — после 1770) и его помощник Дж. Трезини (1697–1768), но уже в мае 1745 года Трезини сменил известный архитектор С. И. Чевакинский (1713–1780), который осуществлял надзор за строительством в Царском Селе вплоть до начала 1750-х годов.

С конца 1748 по 1756 год строительство царскосельской резиденции возглавлял обер-архитектор императорского двора Ф.-Б. Растрелли (1700–1761). 10 мая 1752 года Елизавета Петровна подписала указ о капитальной перестройке старого здания, и уже 30 июля 1756 года Растрелли демонстрировал свое новое творение венценосной заказчице и иностранным послам.

Дворец, возведенный в стиле барокко, восхищал своими размерами, мощной пространственной динамикой и «живописностью» декора. Широкая лазоревая лента фасада с белоснежными колоннами и золоченым орнаментом выглядела празднично. Дворцовые фасады Растрелли украсил фигурами атлантов, кариатид, львиными масками и другими лепными украшениями, выполненными по моделям скульптора И.-Ф. Дункера (1718–1795). Над северным корпусом возвышались пять золоченых глав Дворцовой церкви, над южным, где находилось парадное крыльцо, — купол с многоконечной звездой на шпиле. На позолоту наружных и внутренних украшений ушло около 100 килограммов червонного золота. Тогда же был окончательно оформлен парадный плац, огражденный дворцовыми флигелями и расположенными полукругом одноэтажными служебными корпусами — циркумференциями.

Столь же роскошно Растрелли украсил и апартаменты дворца. Созданная им Парадная анфилада, декорированная золоченой резьбой, получила название «золотой». Анфиладное расположение залов, не известное в России до середины XVIII века, Растрелли вводил и в других дворцах, но только в Царском Селе протяженность парадных комнат равнялась длине всего здания — от Парадной лестницы до Дворцовой церкви.

Следующий этап в оформлении парадных и жилых залов дворца относится к 1770-м годам. Новая хозяйка резиденции, императрица Екатерина II, увлеченная античным искусством, пожелала украсить свои апартаменты в соответствии с модными вкусами и поручила их отделку шотландскому архитектору, знатоку античной архитектуры Ч. Камерону (1743–1812). Созданные им интерьеры — Арабесковая и Лионская гостиные, Китайский зал, Купольная столовая, Серебряный кабинет, Синий кабинет (Табакерка) и Опочивальня — отличались утонченной красотой, строгостью декоративного оформления и особым изяществом отделки. К сожалению, эти залы погибли в годы Великой Отечественной войны и до сих пор не восстановлены.

Комнаты, предназначавшиеся для великого князя Павла Петровича (будущего императора Павла I) и его супруги Марии Федоровны, оформленные Ч. Камероном в эти же годы, ныне воссозданы: Зеленая столовая, Официантская, Парадная голубая, Китайская голубая гостиные и Опочивальня позволяют познакомиться с уникальными интерьерами, созданными шотландским зодчим, творчество которого так любила Екатерина II.

В 1817 году по заказу императора Александра I архитектор В. П. Стасов (1769–1848) создал Парадный кабинет и несколько смежных с ним комнат, оформленных в едином стиле — все в этих помещениях было посвящено прославлению блестящих побед, одержанных русской армией в Отечественной войне 1812 года.

Последним аккордом в анфиладе дворца стала Парадная лестница, созданная в 1860–1863 годах И. А. Монигетти (1819–1878) в стиле «второго рококо».

В маршрут обзорной экскурсии по Екатерининскому дворцу входит посещение исторических интерьеров, в т.ч. Золотой анфилады и Янтарной комнаты. Янтарная комната (или, как ее называли раньше, Янтарный кабинет) была отделана уникальными панелями из янтаря, подаренными Петру I прусским императором Фридрихом Вильгельмом I. Изначально Янтарный кабинет находился в здании Людских покоев рядом с Летним дворцом в Летнем же саду. Елизавета Петровна хотела украсить этими ценными панелями свой кабинет в Зимнем дворце, но затем передумала, и в 1755 году панели бережно разобрали и перенесли в Царское Село. Для того чтобы не повредить хрупкий янтарь, 75 гвардейцев пешком прошли 25 верст от Петербурга до Екатерининского дворца, неся в руках ящики с ценным украшением. Во время Великой Отечественной войны Янтарная комната была захвачена как трофей и вывезена в Германию. В послевоенные десятилетия ее поиски превратились в захватывающий детектив. После долгой работы мастеров воссозданная Янтарная комната была открыта в 2003 году.

Екатерининский дворец 1. Парадная лестница
В 1752–1756 годах, при перестройке Большого Царскосельского дворца, Ф.-Б. Растрелли расположил парадную лестницу в отдалении от въездных ворот, в южной части здания, увенчанной куполом со шпилем. В царствование Екатерины II парадная лестница Растрелли была уничтожена, и вместо нее по воле венценосной хозяйки Царского Села Ч. Камерон возвел новую лестницу (красного дерева) в центре дворца, на месте спроектированного Растрелли Китайского зала. В 1860–1863 годах лестница вновь подверглась перестройке: архитектор И. А. Монигетти исполнил ее в мраморе, решил в стилистике рококо и украсил сквозными резными балюстрадами и фигурными вазами.

Парадная лестница занимает всю высоту и ширину дворца и освещается с востока и запада окнами, расположенными в три яруса. Белые мраморные ступени поднимаются с двух сторон к средней площадке, с которой четыре марша ведут на второй этаж, к парадным залам. На стенах интерьера, украшенных лепным орнаментом, размещены декоративные вазы и блюда китайского и японского фарфора XVIII–XIX веков — в память о располагавшемся здесь в середине XVIII века Китайском зале.

В годы Великой Отечественной войны пожар уничтожил декоративное убранство Парадной лестницы. Частично сохранилась лишь коллекция фарфора, вывезенная в эвакуацию, а также фрагменты мраморных ваз и балюстрад, найденные среди руин. Лепной декор стен и обрамляющие дверные проемы кариатиды были восстановлены реставраторами по обнаруженным деталям и довоенным изображениям. Ныне на площадках лестницы установлены реставрированные мраморные скульптуры «Спящий амур» и «Просыпающийся амур», исполненные В. П. Бродзским в 1860 году.

В XIX веке потолок Парадной лестницы украшали живописный плафон Ж.-М. Вьена «Триумф Венеры» и две картины Г. Рени — «Похищение Европы» и «Галатея», погибшие в годы войны вместе с рухнувшими перекрытиями. Для воссоздания отделки лестницы были подобраны полотна, соответствующие довоенным композициям по стилю и размерам. Центральная картина «Суд Париса», написанная итальянским живописцем К. Маратти, и картина «Юпитер и Каллисто» кисти П. Либери были получены из коллекции Государственного Эрмитажа. Композицию «Эней и Венера» неизвестного итальянского художника XVIII века, расположенную с западной стороны, подарил дворцу-музею житель Ленинграда А. Тихомиров.

Екатерининский дворец 2. I выставочные комнаты
3. II выставочные комнаты

Два помещения Екатерининского дворца, в которые можно войти, поднявшись по Парадной лестнице, ныне используются как выставочные. Прежде здесь располагалась Буфетная, где хранилось дворцовое столовое серебро, белье и посуда, предназначенные для сервировки столов, в том числе и в расположенной рядом Кавалерской столовой. В первом из них представлен один из уникальных элементов внутренней отделки середины XIX века, сохранившийся в годы Великой Отечественной войны, — фрагмент падуги Большого зала дворца.

Падуга — переход от плоскости стен к плафону — украшала зал со времен Ф.-Б. Растрелли. Когда в 1820-х годах, после пожара, во дворце проводился капитальный ремонт, в Большом зале переделали перекрытия, после чего падуга была восстановлена по проекту В. П. Стасова в стилистике барочной отделки парадного растреллиевского интерьера. В 1860-х годах архитектор А. И. Штакеншнейдер (1802–1865) украсил падугу дополнительной декоративной лепкой, соединив рокайльные элементы вьющимися орнаментами и фигурами путти. Лепной декор этого времени был выполнен русским мастером П. Дылевым. В таком виде падуга просуществовала до 1941 года. При последующей реконструкции отделки Большого зала она была сбита, и ныне ее сохранившиеся фрагменты представлены в выставочной комнате.

В центре зала можно видеть уникальную модель Большого Царскосельского дворца, созданную в 1744 году и отражающую один из значительных этапов в истории его строительства. В 1742 году архитектору М. Г. Земцову было приказано пристроить к старому дворцовому зданию «галереи на колоннах» и «флигели каменные». Проект остался неосуществленным. В 1743 году был утвержден новый проект дворца, разработанный С. И. Чевакинским и его помощником А. В. Квасовым. Одновременно с проектом, в соответствии с практикой тех лет, была изготовлена деревянная модель, сохранившаяся до наших дней. Она дает представление о внешнем облике дворца до 1748 года. В это время здание состояло из трех корпусов (два новых флигеля спроектировал А. В. Квасов), церкви и оранжерейного зала, соединенных деревянными галереями. Фасад среднего дома украшали пилястры и фигурный фронтон. Информационные стенды во второй выставочной комнате знакомят с основными этапами строительства Екатерининского дворца, оформления его интерьеров, создания парков и павильонов по воле августейших владельцев Царского Села на протяжении XVIII–XIX веков.

Екатерининский дворец 4. Большой зал
Большой зал, или Светлая галерея, как его называли в XVIII веке, — самое большое парадное помещение дворца, созданное по проекту архитектора  Ф.-Б. Растрелли в 1752–1756 годах. Этот нарядный зал площадью более 800 квадратных метров предназначался для проведения официальных приемов и торжеств, парадных обедов, балов и маскарадов.

Окна Большого зала, занимающего всю ширину дворца, выходят на обе его стороны. Летом интерьер пронизан солнечным светом, играющим на позолоте в течение всего дня, вечером Светлую галерею освещают 696 свечей, обрамляющих зеркала. Элементы пышного барочного декора создают иллюзию безграничного пространства: чередование больших окон с зеркалами зрительно расширяет границы зала, а плафон, окруженный живописной колоннадой, раскрывает пространство в высоту.

Скульптурная и орнаментальная резьба Большого зала, сплошным узором покрывающая плоскости стен, была выполнена по эскизам Ф.-Б. Растрелли и моделям скульптора-декоратора И.-Ф. Дункера 130 русскими резчиками. Особенно пышный резной декор получили торцовые стены, украшенные многофигурными композициями.

Первоначальный живописный плафон был написан в 1752–1754 годах по эскизу Д. Валериани (1708–1762), известного венецианского художника-декоратора, приехавшего в Россию по приглашению Ф.-Б. Растрелли. Его помощником выступил А. Перезинотти (1708–1778), а также русские художники А. И. и Е. И. Бельские, И. И. и П. И. Фирсовы, С. Иванов, Н. Афанасьев, Б. Суходольский, Г. Козлов, И. Васильев и М. Сергеев. Плафон состоял из трех самостоятельных композиций, изображающих «Аллегорию России», «Аллегорию Мира» и «Аллегорию Победы».

В 1790-х годах из-за деформации перекрытия плафон Валериани сняли и перенесли в дворцовые кладовые, а в 1856–1858 годах художники Ф. Вундерлих и Э. Франчуоли создали новую композицию «Аллегорическое изображение Науки, Искусства и Трудолюбия», прославляющую достижения современной им России. Этот плафон погиб в огне пожара во время войны.

В 1953–1954 годах при реставрации Михайловского замка в Санкт-Петербурге были обнаружены боковые части плафона Валериани — «Аллегория Мира» и «Аллегория Победы», считавшиеся утраченными. Благодаря этой находке было решено воссоздать плафон в первоначальном виде, вернув в Екатерининский дворец две сохранившиеся живописные композиции. Возрождению центральной части плафона послужили сохранившиеся наброски и описание композиции с расшифровкой всех аллегорий, сделанные Валериани, а также рисунок, выполненный А. И. Штакеншнейдером в 1857 году, когда по эскизам придворного зодчего создавалось новое оформление потолков в нескольких залах парадной анфилады. Над воссозданием плафона Большого зала работали художники-реставраторы под руководством Я. А. Казакова. По сложности и масштабу эта работа не имела аналогов в мировой реставрационной практике. По авторским чертежам Ф.-Б. Растрелли и сохранившемуся фрагменту был восстановлен сгоревший во время войны наборный паркет из мореного и светлого дуба.

Екатерининский дворец 5. Антикамеры
Гости, приезжавшие в Царское Село в XVIII веке, первым делом попадали в антикамеры (итал. anticamera — передняя, прихожая), расположенные у Парадной лестницы в южном крыле здания. Свое название эти помещения получили потому, что находились перед Большим залом и предназначались для ожидания приемов и выхода императрицы. В результате перестроек конца XVIII века, когда на месте двух антикамер появились Арабесковый и Лионский залы, их осталось только три.

Освещенные окнами с двух сторон залы антикамер были декорированы по проекту Ф.-Б. Растрелли. По архитектурному решению они перекликались с Тронным залом дворца: главным элементом их декоративного наряда была деревянная золоченая резьба, а особенно пышное завершение в виде объемной скульптуры, картушей и гирлянд получили обрамления порталов. Дополнительными нотами в декоре пышного барочного интерьера были потолки с огромными живописными плафонами и геометрический рисунок паркета из ценных пород дерева.

Сюжеты плафонов посвящены античной мифологии: в Первой и Второй антикамерах это «Триумф Бахуса и Ариадны» работы П. и А. Градицци и А. Перезинотти, в Третьей — «Олимп». По поводу авторства плафона Третьей антикамеры сохраняются разночтения. А. Н. Бенуа считал его автором А. Перезинотти, некоторые современные исследователи приписывают его И. И. Бельскому, а архивные документы говорят о том, что идея, композиция и исполнение плафона принадлежат П. Градицци, которому Бельский лишь помогал в исполнении работы. В годы оккупации плафон был утрачен, и наше представление о нем основывается на акварели А.-Х. Кольба и довоенных фотографиях, которые и послужили образцом для воссоздания композиции «Олимп» после войны.

Третья антикамера по архитектурно-декоративному убранству отличается от остальных: в конце XVIII века, когда по распоряжению Екатерины II перестраивалась вся южная часть дворца, в ней были установлены каннелированные колонны и четыре мраморных камина.

Нарядный и декоративный стиль барокко был созвучен политическому и экономическому подъему Российского государства в середине XVIII века и отвечал задаче возвеличивания императорской власти. По словам М. В. Ломоносова, Россия «требовала величеству и могуществу своему пристойного великолепия». Парадные залы служили для представительских функций, но в обычные дни их могли использовать как жилые комнаты.

Так, в Первой антикамере в 1765 году в день своего рождения императрица Екатерина II смотрела французскую оперу «Летрокер», которая была сыграна для нее малолетними придворными певчими. А 19 августа 1772 года здесь «госпожами фрейлинами и господами кавалерами» для знатной публики была представлена «комедия на российском диалекте господина Фонвизина "Бригадир"».

Во времена Екатерины II Третью антикамеру называли Биллиардной, так как здесь стоял бильярд, вошедший в моду в конце века, на котором императрица вечерами могла позволить себе сыграть партию в «алагер» (от франц. а la guerre — на войне; игра в бильярд с двумя шарами для двух и более игроков).

Из дверного проема Третьей антикамеры открывается прекрасный вид на перспективу отделанных золотом апартаментов Екатерининского дворца протяженностью около 300 метров. Это зрелище особенно впечатляло очевидцев; недаром уже в XVIII веке анфиладу Растрелли стали называть «золотой».

Южная часть дворца, в которой находятся антикамеры, сильно пострадала в годы Великой Отечественной войны. От пышного убранства залов на пепелище уцелели только некоторые фрагменты закопченной деревянной резьбы: среди них две позолоченных фигурки путти, ныне реставрированные и помещенные над окном Первой антикамеры.

Реставрационные работы в антикамерах начались в конце 1990-х: воссоздавались живопись, паркет,  восстанавливалась, дополнялась и золотилась деревянная резьба. Сегодня в антикамеры вернулось их былое великолепие, и они заняли подобающее им место в ряду парадных залов Золотой анфилады.

Екатерининский дворец 6. Арабесковый зал
Арабесковый зал – один из самых эффектных парадных залов, созданных Ч. Камероном в Большом Царскосельском дворце для императрицы Екатерины II.

Парадные и личные комнаты Екатерины II располагались в южном крыле дворца, на месте растреллиевских Парадной лестницы, Четвертой и Пятой антикамер, и в новом флигеле, пристроенным ко дворцу по желанию Екатерины II в 1779–1780-х годах, позже названным Зубовским.  Отделка новых залов продолжалась несколько лет по проекту архитектора Ч. Камерона (1743–1812), шотландца по происхождению, столь же страстно увлеченного античностью, как и сама императрица. Под наблюдением Камерона были оформлены новые парадные апартаменты – Арабесковый, Лионский, Китайский залы и Купольная столовая, а также личные комнаты Екатерины II – Опочивальня, Синий кабинет («Табакерка»), Серебряный и Зеркальный кабинеты, Рафаэлевская комната. В этих интерьерах воплотились самые оригинальные замыслы архитектора, восхитившие хозяйку резиденции и изумившие современников.

Во время Великой Отечественной войны комнаты Екатерины II подверглись значительным разрушениям; при восстановительных работах в начале 1950-х годов они были приспособлены для нужд Военно-морского училища, которое временно расположилось в здании дворца, а позже в южном крыле здания размещались база отдыха и художественная школа.

В результате реконструкции, завершенной в 2005 году, комнаты Екатерины II приобрели исторические объемы.

Работы по воссозданию Арабескового зала  начались в 2006 году ООО «Ресстрой». В основу проекта воссоздания, выполненного архитектором А.А. Кедринским в 1979 году, положены эскизные проекты Ч. Камерона, хранящиеся в Государственном Эрмитаже, альбом фотографий СНПО «Реставратор», фиксирующих состояние интерьера до и после разрушений 1945 года и акварель Э.П. Гау, как максимально достоверное фиксационное изображение зала, отражающее первоначальный авторский замысел Ч. Камерона.

Арабесковый зал – первый из воссозданных на половине Екатерины II.

Первоначально на его месте располагалась Четвертая антикамера, торжественный растреллиевский зал, занимавший всю ширину дворца и освещенный с востока и запада. В конце ХVIII века помещение было разделено на два продольной стеной; Арабесковый зал, как и все парадные залы дворца, обращен окнами на парадный плац.

Работу над проектом зала Ч. Камерон начал сразу по прибытии в Царское Село; полностью новый интерьер был завершен в 1784 году. Но уже в 1783 году Екатерина II начала устраивать приемы в «Арабеск», так  она называла эту комнату: 1 мая «знатные российские обоего пола персоны и чужестранные министры» были приглашены в новые покои, 20 мая 1783 года в «Арабеске» был устроен бал, где также играли в карты и шахматы.

Арабесковый зал Ч. Камерон декорировал пилястрами, зеркалами в овальных рамах и прямоугольными вертикальными панно с росписью в виде арабесок; мотивы живописи определили название зала. Зал двусветный, поэтому Ч. Камерон сделал его композицию двухъярусной; верхний ярус с живописными медальонами с аллегорическими фигурами в античных одеяниях отделяет широкая лента золоченого фриза.  В центре восточной стены установлен камин из белого итальянского мрамора.

В основе программы плафона положена тема восхваления человеческих добродетелей. Медальоны плафона, расположенные по кругу зеркала потолка представляют аллегории мира, удачи, дружбы, приветливости, великодушия, доверия, милосердия и вдохновения. Композиция центрального медальона напоминает широко известный мифологический сюжет о Парисе, выбирающем одну из богинь, однако художник изобразил аллегории красоты, скромности и терпения. Античный миф переосмыслен в соответствии с идеями эпохи Просвещения как торжество добродетели: «Красота», «Скромность» и «Терпение» представлены в окружении «Мира», «Патриотизма», «Дружбы», «Приветливости», «Великодушия», «Доверия», «Милосердия» и «Гениальности».

На фризе стен зала также расположены живописные медальоны. Фигуры написаны в технике гризайли на голубом фоне, в подражание фарфоровым пластинам мануфактуры Веджвуда, и гармонично вписываются в изящную орнаментику зала. Добродетели, изображенные в виде аллегорических фигур на плафоне Арабескового зала, находят продолжение в декоративных медальонах, расположенных вдоль стен: «Доброта», «Вера», «Сила духа» и «Милосердие»сохраняют «Благоденствие» и наполняют «Время» смыслом, делая «Историю» достойной, благодаря «Истине», «Смелости» и «Познанию».

При воссоздании убранства Арабескового зала были использованы его сохранившиеся фрагменты – четыре живописные вставки плафона, 7 бронзовых бра на три свечи, камин из белого мрамора, две овальные зеркальные рамы, подзеркальный стол-консоль, фрагменты лепного и резного орнаментов.

Екатерининский дворец 7. Кавалерская столовая
Рядом с Большим залом расположена Кавалерская столовая, также созданная по проекту Ф.-Б. Растрелли. Размеры ее невелики, поэтому на стенах архитектор разместил зеркала и ложные зеркальные окна, что сделало зал просторнее и светлее. Решение интерьера характерно для стиля барокко: в нем доминирует золоченый резной орнамент из стилизованных цветов и раковин; великолепны позолоченные композиции над дверьми — десюдепорты.

После того, как во время ремонта зала в 1860-х годах резьбу посеребрили, зал получил название Серебряной столовой. Таким интерьер просуществовал до войны. При послевоенной реставрации столовая вновь получила золоченое убранство, задуманное придворным архитектором Елизаветы Петровны.

Украшением Кавалерской столовой является многоярусная изразцовая печь с кобальтовой росписью, колоннами и нишами. Подобные печи, созданные по эскизам Ф.-Б. Растрелли, были неотъемлемой частью всех залов парадной анфилады дворца.

Живописный плафон украсил Кавалерскую столовую в середине XIX века, в ходе переоформления интерьеров под руководством А. И. Штакеншнейдера. Из императорских кладовых архитектор выбрал полотно «Александр Македонский и семья персидского царя Дария» кисти живописца XVIII века К. Балка. По замыслу зодчего плафон был дополнен лепными медальонами с живописными вставками. При воссоздании отделки зала после войны в центре потолка была помещена картина неизвестного русского мастера середины XVIII века на сюжет античного мифа о боге солнца Гелиосе и богине утренней зари Эос (из фондов Государственного Русского музея). Гелиос и Эос изображены в окружении фигур, олицетворяющих времена года.

На столах в Кавалерской столовой представлены предметы знаменитых «Орденских» сервизов, декорированные знаками и лентами российских орденов, изготовленные в 1777–1785 годах на первом в России частном фарфоровом заводе Ф. Гарднера. В течение многих десятилетий сервизы украшали столы в дни торжественных праздников, посвященных покровителям наиболее почетных отечественных наград — орденов Святого Андрея Первозванного, Святого Георгия, Святого Александра Невского и Святого Владимира.

В 1780-х годах, когда тогдашняя хозяйка дворца Екатерина II переехала в новые апартаменты, созданные Ч. Камероном, в Кавалерской столовой проводились небольшие вечерние собрания и изредка давались «комнатные балы».

Екатерининский дворец 8. Белая Парадная столовая
Миновав Парадную лестницу, мы попадаем в Белую Парадную столовую, которая некогда предназначалась для торжественных обедов и «вечерних кушаний» императрицы в узком кругу приближенных.

Стены этой столовой со времен Елизаветы Петровны были затянуты белым штофом, который в сочетании с золоченой резьбой придавал интерьеру особую нарядность. В настоящее время стены зала украшены натюрмортами И.-Ф. Гроота (1717–1806) — частью большого цикла, созданного придворным живописцем в 1740-х годах для Царскосельского павильона Монбижу. Живописный плафон «Триумф Аполлона» (копия XIX века с картины Г. Рени) дополняет декоративное решение интерьера.

Мебельное убранство Белой Парадной столовой составляют резные золоченые консоли и стулья, как подлинные, так и выполненные по образцам середины XVIII века. В центре зала — овальный стол с изящным сервизом, изготовленным на знаменитой Мейсенской фарфоровой мануфактуре. Этот сервиз числился в дворцовых кладовых уже в елизаветинскую эпоху и, несомненно, украшал парадные столы во время торжественных обедов императрицы. Согласно традиции XVIII века стол накрыт скатертями со сложными драпировками, украшен цветочными гирляндами, а также фарфоровой композицией, которая изображает беседку, напоминающую «Большой каприз» в Царскосельском парке. Это изделие, выполненное в конце 1760-х годов на Императорском фарфоровом заводе, основанном в 1744-м, свидетельствует о высоких технических достижениях русского фарфорового дела.

Масленки-обманки в виде цветка, персика, лимона, груши, граната и артишока, дополняющие оформление нарядного стола, также изготовлены в Мейсене во второй половине XVIII века. Оттуда же происходят стоящие на консолях между окнами декоративные вазы-ароматницы, называемые по форме украшающих их цветов «буль-де-неж» (от франц. boule de neige — снежный ком).

Екатерининский дворец 9. Малиновая столбовая
10. Зеленая столбовая

Оформляя залы Большого Царскосельского дворца, Ф.-Б. Растрелли стремился к максимальному разнообразию архитектурно-декоративного решения его интерьеров. В отделке двух расположенных одна за другой Малиновой и Зеленой Столбовых зодчий применил оригинальные для того времени материалы: затянутые белым штофом стены он украсил прозрачными стеклянными пилястрами — «столбами», с подложенной под стекло малиновой и зеленой фольгой, которые и дали название комнатам.

В Малиновой Столбовой привлекают внимание печь, изразцы которой украшены сценами с персонажами в костюмах XVIII века, и живописный плафон «Милосердие Александра Македонского» работы неизвестного итальянского живописца конца XVII века. До войны потолок украшала композиция Л. Джордано (1632–1705) «Юношу восхищает Меркурий, обращающийся к Минерве, стоящей на облаках». В центре зала — ломберный стол с уникальным шахматным гарнитуром китайской работы XVIII столетия (доска инкрустирована перламутровыми пластинками, резные фигуры выполнены из кости). Здесь же находится секретер, выполненный немецким мастером-мебельщиком А. Рентгеном (1711–1793), — один из редких образцов наборной мебели в стиле «перистого рокайля», характерном для изделий знаменитой мастерской 1765–1770-х годов.

Зеленая Столбовая при Екатерине II служила буфетной, в которой хранились столовое серебро и фарфор, поэтому часть помещения была отгорожена ширмой, выполненной в 1770-х годах в «готическом» стиле. При реставрации зала, уничтоженного во время Великой Отечественной войны, было принято решение не восстанавливать перегородку и вернуть Зеленой Столбовой тот облик, который был задуман Ф.-Б. Растрелли. Потолок столбовой некогда украшал живописный плафон «Отдыхающий полководец внемлет призыву муз», исполненный итальянским художником XVIII века Л. Торелли. Ныне его место занимает композиция на этот же сюжет, воссозданная художником В. А. Ледневым по довоенным фотографиям.

Екатерининский дворец 11. Портретный зал
В Портретном зале Екатерининского дворца, декорированном по проекту Растрелли и сохранявшем первоначальное убранство на протяжении двух столетий, издавна демонстрировались парадные изображения царственных особ. Полностью разрушенный во время войны, интерьер воссоздавался по фотографиям и сохранившимся фрагментам отделки.

Ныне на стенах, затянутых белым узорчатым штофом в обрамлении золоченой резьбы, помещены большие парадные портреты Екатерины I работы И. Адольского (последняя четверть XVIII века — после 1729) и Елизаветы Петровны кисти Г. Бухгольца (1735–1780), вмонтировавшего в свое полотно портрет, выполненный Л. Караваком, а также исполненные неизвестными живописцами XVIII века портреты великой княгини Наталии Алексеевны (сестры Петра I) и Екатерины II.

Потолок Портретного зала украшен переданным в Царское Село из Юсуповского дворца в Санкт-Петербурге живописным плафоном «Меркурий и Слава», выполненным, по мнению итальянских специалистов, представителем венецианской школы Д. Скайярио (1726–1792).

Екатерининский дворец 12. Янтарная комната
Из Портретного зала можно пройти в Янтарную комнату — жемчужину Екатерининского дворца, вполне обоснованно называемую одним из чудес света.

Возникновение Янтарной комнаты овеяно легендами и мифами. Ее замысел приписывали немецкому архитектору и скульптору А. Шлютеру (1664–1714), который, как считалось, спроектировал ее для Литценбурга — пригородной резиденции прусской королевы Софии-Шарлотты. Некоторые авторы утверждали, что янтарные панели так и не были установлены в Берлине и перешли в качестве подарка к российскому императору Петру I неполными, так что собрать их в Санкт-Петербурге сразу не удалось. Вновь обнаруженные документы позволяют пролить свет на историю создания этого уникального произведения искусства.

Курфюрсты Бранденбургские, владевшие Пруссией — европейским центром янтарного промысла — с 1618 года, использовали «золото» Балтийского моря, как издавна именовали янтарь, в качестве материала для драгоценных дипломатических подарков другим князьям. Это дало толчок к стремительному развитию искусства обработки янтаря, одной из вершин которого и стала Янтарная комната. Период ее создания совпадает с общим расцветом немецкого и, в частности, прусского искусства на рубеже XVII и XVIII веков.

Курфюрст Фридрих III (1657–1713), в 1701 году коронованный как король Пруссии Фридрих I, сразу после вступления на престол взялся за перестройку своей столицы, и прежде всего королевской резиденции — комплекса зданий XVI–XVII столетий. Его супруга, королева София-Шарлотта, еще до этого вынашивала планы относительно принадлежавшего ей небольшого летнего дворца Литценбурга, построенного в 1695–1699 годах И.-А. Нерингом и М. Грюнбергом. По замыслу хозяйки, он должен был превратиться в изысканное здание с парковым фасадом по версальскому образцу. В декабре 1701 года проект, представленный архитектором И.-Ф. Эозандером королевской чете, был утвержден, и мастер стал любимым архитектором королевы.

Сегодня известно, что именно Эозандер является автором проекта оформления Янтарного кабинета, долгое время считавшегося созданием Шлютера. Два любимых дворца прусского короля, с которыми связана судьба Янтарной комнаты, — Литценбург (с 1709 — Шарлоттенбург) и Ораниенбург — стали с 1707 года, после ухода Шлютера с поста дворцового зодчего, исключительно сферой деятельности Эозандера.

Первоначально комната с янтарными панелями предназначалась для дворца Литценбург — личной резиденции королевы; к мысли о ней, по всей видимости, королевскую чету подтолкнул не только визит по случаю коронации Фридриха I в Кенигсберг — столицу янтарного промысла, но и преподнесенный ему тогда подарок — две большие янтарные рамы.

Возможно, замысел родился у самой Софии-Шарлотты, отличавшейся широкими познаниями, разносторонними интересами, глубоким пристрастием к искусству и музыке. Проект Янтарного кабинета наверняка должен был исполнить ее любимый зодчий Эозандер, который руководил всеми работами по расширению Литценбургского дворца.

Для реализации амбициозной идеи в сентябре 1701 года был приглашен из Копенгагена резчик по янтарю и слоновой кости Г. Вольфрам. Однако летом 1706 года между ним и Эозандером вспыхнул конфликт: по словам придворного архитектора, Вольфрам работал слишком медленно и не придерживался утвержденного проекта. Датчанина сменили мастера из Данцига (нынешний Гданьск) Э. Шахт и Г. Турау, приступившие к работе над янтарными панелями в 1707 году и в течение шести лет трудившиеся над уникальной отделкой.

В 1709 году, когда София-Шарлотта скончалась, Янтарная комната еще не была завершена, однако Фридрих I остановил работы и принял решение украсить янтарными панелями галерею в другом дворце — Ораниенбурге. Судя по всему, король прекратил строительство в Литценбурге, чтобы сохранить дворец таким, каким он был при жизни его супруги. Стены зала, предназначавшегося для янтарных панелей, украсили дамастом и золотым галуном; Красную дамастовую комнату можно видеть во дворце и сегодня. Именно с тех пор в память о Софии-Шарлотте Литценбург стал называться Шарлоттенбургом.

Тем временем король поручил Эозандеру расширение дворца в Ораниенбурге с устройством Янтарной галереи, превосходящей по размерам предыдущий проект (30 метров длиной). Инвентарная опись Ораниенбургского дворца за 1743 год содержит конкретные сведения о внешнем виде задуманной галереи, а обнаруженный немецкими исследователями рисунок 1700-х годов изображает ее часть, в декоре которой узнаются многие элементы будущей Янтарной комнаты. Однако, несмотря на продолжавшиеся работы, галерея не была завершена до смерти Фридриха I (1713), и в Ораниенбурге янтарные панели также не были установлены.

Еще при жизни Фридриха I готовые панели для Янтарной галереи осмотрел во время одного из своих визитов в Берлин (в 1712 или 1713 году) Петр I. Российский император не скрывал своего восхищения и желания иметь подобное уникальное творение у себя на родине.

Наследник первого прусского короля Фридрих-Вильгельм I (1688–1740, правил с 1713), вошедший в историю как «фельдфебель на троне», ввел строгую дисциплину, ориентированную на практическую пользу, и прекратил все дорогостоящие работы во дворцах отца. Однако восхищение гостей, видевших янтарные панели, побудило его после вступления на престол вмонтировать их в один из кабинетов парадных покоев Берлинского королевского замка. Таков последний и единственный точно подтвержденный эпизод пребывания янтарного чуда в Берлине до отправки в Санкт-Петербург. Ни в Шарлоттенбурге, ни в Ораниенбурге панели не были установлены, хотя в каждом из дворцов для них было отведено специальное помещение.

При встрече Петра I с Фридрихом-Вильгельмом I в ноябре 1716 года в связи с заключением союза между Россией и Пруссией прусский король преподнес российскому императору подарки, среди которых был и Янтарный кабинет. Петр I писал тогда императрице Екатерине: «К(ороль) подарил меня изрядным презентом яхтою, которая в Потсдаме зело убранная, и кабинетом Янтарным, о чем давно желали». Через два года русский император послал Фридриху-Вильгельму ответный подарок — 55 гренадер исполинского роста и собственноручно исполненный кубок из слоновой кости.

Согласно сохранившейся описи, разобранный Янтарный кабинет был доставлен в Санкт-Петербург через Мемель и Ригу в 18 больших и малых ящиках, содержавших наряду с готовыми панелями большое количество ранее не использовавшихся фрагментов. К документам прилагались наставления по поводу того, каким образом следовало распаковать янтарные украшения перед монтажом.

2 июля 1717 года А. Д. Меншиков осмотрел доставленные и распакованные в соответствии с инструкцией панно в Летнем дворце и сообщил царю об их состоянии: «Кабинет янтарный Вашему величеству от короля прусского подаренный я пересматривал и поставлен в ящиках тех, в коих привезен, в большой палате, где собираются гости, в котором гораздо немного или почти мало, чтоб попортилось. Некоторые маленькие штучки повыпадали, однако ж заклеить, а хотя б иных и не было, то можно вновь ставить. Истинно сказать, что самая диковина, которой на свете подобной не видал».

Поскольку нет свидетельств о том, где Петр I велел установить панели и велел ли вообще, все предположения об их использовании в Зимнем дворце беспочвенны. Документально подтверждено, что его дочь, императрица Елизавета Петровна, вскоре после вступления на престол нашла применение драгоценному подарку из Берлина в строившейся для нее новой зимней резиденции — Третьем Зимнем дворце, где в 1743 году и было приказано разместить янтарный убор. Для починки и исправления янтарных деталей пригласили итальянского мастера А. Мартелли. Однако готовых элементов для украшения нового интерьера не хватало, поэтому архитектор Ф.-Б. Растрелли решил поставить в нем зеркальные пилястры и расписать «под янтарь» дополнительные панно. В 1745 году Фридрих II подарил Елизавете Петровне еще одну янтарную раму, исполненную по проекту А. Рейха, в декоре которой использованы аллегории, прославлявшие русскую императрицу.

Собранная в 1746 году Янтарная комната стала служить для официальных приемов, хотя по мере реконструкции Зимнего дворца ее не раз переносили с места на место.

В июле 1755 года Елизавета Петровна приказала Растрелли создать новую Янтарную комнату в Большом Царскосельском дворце. Начальнику канцелярии Императорского кабинета В. Фермору поручили бережно разобрать панели в Зимнем дворце и уложить их в ящики. Из Царского Села была прислана специальная команда, которая вручную перенесла ящики из столицы в загородную резиденцию. Так началась новая, почти двухсотлетняя эпоха славы «восьмого чуда света» в России — на своей второй родине.

Отведенный для Янтарной комнаты зал Большого Царскосельского дворца площадью 96 квадратных метров значительно превышал ее прежние размеры. Растрелли разместил панели симметрично, в среднем ярусе трех стен, разделив их пилястрами с зеркалами и украсив комнату деревянной золоченой резьбой. Для установки панно на стены вновь пригласили мастера Мартелли. Там, где янтаря не хватало, фрагменты стен были затянуты холстом и расписаны «под янтарь» художником И. И. Бельским.

Учитывая хрупкость материала, для комнаты был выделен специальный смотритель, который постоянно выполнял небольшие реставрационные работы. В 1758 году на эту должность был приглашен из Пруссии Ф. Роггенбук, возглавивший работы по созданию новых янтарных изделий в мастерской Царского Села.

В 1763 году императрица Екатерина II издала указ о замене расписных холстов и изготовлении янтарных панелей для нижнего яруса стен. Вместе с Роггенбуком к работе приступили его сын Иоганн, а также ранее приглашенные в Россию К. и Г. Фриде, И. Вельпендорф и их русские ученики. В это время было изготовлено восемь плоских щитов нижнего яруса с наборным рисунком, восемь филенок под пилястры, а также десюдепорт к средней двери и резные детали карниза, в которые включили фрагменты берлинской работы. На эти панели за четыре года ушло 450 килограммов янтаря, и к 1770 году создание Янтарной комнаты было завершено. Комната приобрела свой окончательный вид.

Янтарный убор, занимавший три стены, был расположен в три яруса. Центральный (средний) ярус составили восемь больших вертикальных панно. В четырех из них установили композиции из цветных камней, исполненные в 1750-х годах во Флоренции в технике флорентийской мозаики по эскизам Д. Дзокки и изображавшие аллегории пяти чувств: Зрение, Вкус, Слух, Осязание и Обоняние. В промежутках расположили высокие зеркальные пилястры. Прямоугольные янтарные панно были помещены в нижнем ярусе комнаты. В северо-восточном  углу поставили маленький янтарный столик на изящно изогнутой ножке.

Дополнительное убранство комнаты составили наборные комоды русской работы и китайский фарфор. Здесь же, в застекленных витринах, хранилось одно из самых значительных в Европе собраний янтарных изделий XVII–XVIII веков работы немецких, польских и русских мастеров.

Поскольку резкие перепады температуры, печное отопление и сквозняки разрушали янтарь, только в XIX веке трижды проводилась реставрация Янтарной комнаты: в 1833, 1865, 1893–1897 годах. Позднее, в 1933–1935 годах, небольшие реставрационные работы велись скульптором И. Крестовским. На 1941 год была намечена серьезная реставрация памятника.

В первые дни Великой Отечественной войны в Екатерининском дворце началась эвакуация музейных ценностей; из-за хрупкости янтарных панелей решено было их не демонтировать, а произвести консервацию на месте: панно оклеили бумагой, затем марлей, обложили ватой и закрыли деревянными щитами.

Когда в город Пушкин ворвались немецкие части, включавшие специалистов команды «Кунсткомиссион», которая занималась вывозом художественных ценностей, янтарные панно были сняты и отправлены в Кенигсберг. В дарственной книге Кенигсбергского музея под № 200 сохранилась запись о том, что Янтарная комната подарена музею Германским государственным управлением дворцов и садов.

Похищенные янтарные панно и резные позолоченные двери были выставлены в одном из залов Кенигсбергского замка, где находился музей янтаря. Его директор А. Роде в 1944 году писал, что Янтарная комната, вернувшись на свою родину, является лучшим украшением Кенигсберга. Это было последнее место, где демонстрировалась уникальная отделка. В 1944 году, при отступлении немцев, панели снова были разобраны, упакованы в ящики и вывезены в неизвестном направлении. С этого времени следы Янтарной комнаты теряются. Ее поиски пока не дали результатов.

В июле 1979 года Совет Министров РСФСР принял решение о воссоздании янтарных панно, работы над которыми начались в 1983 году по проекту архитектора А. А. Кедринского. Уже через год в Янтарной комнате появился живописный плафон, верхний ярус комнаты, расписанный «под янтарь», и наборный паркет. Участки, занимаемые янтарными панно, временно затянули холстом.

В 1994 году были установлены первые янтарные панели нижнего яруса и угловой столик, воссозданные реставраторами Царскосельской янтарной мастерской. Еще через два года мастера завершили работу над первой флорентийской мозаикой «Зрение». В апреле 2000 года в музей-заповедник вернулись обнаруженные в Германии наборный комод русской работы конца XVIII века и флорентийская мозаика «Осязание и Обоняние», входившие в первоначальное убранство комнаты.

Работа над воссозданием «восьмого чуда света» продолжалась 24 года, и к 300-летнему юбилею Санкт-Петербурга полностью восстановленная легендарная Янтарная комната приняла первых посетителей.

Магия шедевра прусского искусства, овеянного множеством легенд, вызвала к жизни «девятое чудо света» – возрожденную Янтарную комнату, которую мы с благодарностью получили из рук российских мастеров.

Великолепие Янтарной комнаты, а также поистине титанический труд мастеров-реставраторов, вдохновили гражданина Германии Рейно Шульце (Reino Schulze) на создание музыкального произведения, которое он назвал «Петербургский янтарный марш».

Екатерининский дворец 13. Картинный зал
Парадный зал Большого Царскосельского дворца, получивший свое название благодаря оригинальной отделке — живописным полотнам, размещенным в нем по принципу шпалерной развески, — был создан по проекту Ф.-Б. Растрелли в 1750-х годах. Площадь Картинного зала, простирающегося на всю ширину здания, составляет около 180 квадратных метров. В XVIII веке он часто использовался для дипломатических приемов, трапез и музыкальных вечеров, а в ходе Семилетней войны (1756-1763) в нем проходили заседания — «конференции при высочайшем дворе».  Летом 1757 года здесь состоялся торжественный прием в связи с доставкой знамен и ключей из завоеванных прусских городов.

Основная часть царскосельской коллекции живописи, представленная в зале, была приобретена по распоряжению императрицы Елизаветы Петровны в 1745-1746 годах в Праге и Гамбурге художником Г.-Х. Гроотом. В нее вошли произведения западноевропейских мастеров XVII — начала XVIII века, в том числе архитектурные композиции Э. де Витте, жанровые сцены А. ван Остаде и Д. Тенирса, пейзажи Я. Бота, натюрморты Я.-Д. де Хема и Я. Фейта, а также картины французских и итальянских художников: аллегории скульптуры и музыки Ж.-М. Натье Младшего, батальные сцены Ж. Куртуа (Бургиньона), композиции на мифологические и библейские сюжеты Л. Джордано, Ж. Бланшара и других.

Особое место в этом собрании занимают две картины П.-Д. Мартена Младшего «Полтавская баталия» и «Битва при Лесной», написанные по заказу Петра I, который хотел сохранить память о славных победах русской армии в Северной войне. Сам император картин не увидел: они прибыли в Россию уже после его смерти.

Несмотря на очевидную художественную ценность, живописная коллекция использовалась в Картинном зале исключительно с декоративной целью. Размещая произведения на стене, архитектор учитывал прежде всего их размеры и колористическое решение: отделенные друг от друга узким золоченым багетом, картины сливаются в единый красочный «ковер».

С общим колоритом стен Картинного зала гармонирует плафон «Олимп» — послевоенная копия плафона Иорданской лестницы Зимнего дворца, исполненного художником Г. Дициани.

Золоченой резьбы в зале немного, но среди всех помещений Парадной анфилады выделяются изяществом его резные двери, решенные как порталы. Дверные проемы обрамляют золоченые кариатиды, а в центре десюдепортов изображена древнеримская богиня мудрости, покровительница ремесел и наук Минерва, опирающаяся на зеркало, которое подносит ей Амур.

В годы Великой Отечественной войны Картинный зал сгорел, однако большинство картин удалось эвакуировать: из 130 полотен сохранилось 114. Для замены 16 погибших композиций в фондах Государственного Эрмитажа, Научно-исследовательского музея Российской Академии художеств и других музеев Санкт-Петербурга были подобраны полотна, близкие по стилю и сюжету.

Воссозданный Картинный зал был открыт для посетителей музея в 1967 году.

Екатерининский дворец 14. Малая белая столовая
К Картинному залу примыкает Малая Белая столовая, с которой начинались личные покои императрицы Елизаветы Петровны, а позднее — Екатерины II, в свою очередь передавшей их любимому внуку —великому князю Александру Павловичу, будущему императору Александру I.

Отделка столовой была выполнена по проекту архитектора Ф.-Б. Растрелли в 1752–1756 годах: стены покрывал белый штоф в резных золоченых рамах, двери украшали выполненные по моделям скульптора И.-Ф. Дункера десюдепорты в виде сложных композиций с охотничьими трубами, колчаном, орлом с распростертыми крыльями, гирляндами с цветами и т. д. Дополняли интерьер печь с «гамбургскими» изразцами, зеркала в резных золоченых рамах и наборный паркет — традиционные элементы барочного декора. После пожара в 1820 году отделка столовой была восстановлена под руководством архитектора В. П. Стасова, в 1850-х годах по проекту А. И. Штакеншнейдера был создан лепной и живописный декор потолка.

Во время Великой Отечественной войны отделка интерьера была полностью утрачена. К сегодняшнему дню его реставрация завершена: восстановлена резьба на стенах и резные десюдепорты, барочная печь, установлен белый штоф на стенах. Для плафона использована копия картины К. Ванлоо «Купание Венеры». Кроме того, в Малой Белой столовой размещены подлинные предметы, сохраненные в эвакуации: виды Большого Царскосельского дворца и парка работы Ф.-Х. Баризьена (1724–1796), три пейзажа Ж. Делабарта (около 1730–?), изображающие Екатерининский парк, и полотно Ф. Я. Алексеева (1753–1824) с видом на Камеронову галерею.

Примечательны в зале резные золоченые кресла русской работы середины XVIII века и выполненное в 1770-х годах охтинским мастером Н. Васильевым бюро наборного дерева. История этого бюро, заказанного, по всей видимости, лично Екатериной II, связана с церемонией закладки Кремлевского дворца, состоявшейся 1 июня 1773 года в Москве. По замыслу выдающегося архитектора В. И. Баженова, идеями которого была в это время увлечена императрица, новое здание должно было затмить славу древних чудес света и удивить мир «величавостью и огромностью». Вероятно, поэтому фасад бюро украшен видом на Московский Кремль. Связь предмета с именем Екатерины II подтверждает и наличие в его декоративной отделке двух наборных композиций с изображением павильонов Царского Села: Эрмитажа и Охотничьего павильона, или Монбижу (с гравюр А. А. Грекова и Е. Г. Виноградова по рисункам М. И. Махаева).

Екатерининский дворец 15. Китайская гостиная Александра I
Созданная по проекту архитектора Ф.-Б. Растрелли в 1752–1756 годах Китайская гостиная Александра I относилась к личным императорским покоям. Ее интерьер выделялся среди комнат Золотой анфилады дворца шелковой обивкой стен с росписью акварельными красками в китайской манере. В остальном отделка следовала общему стилю парадных залов: живописный плафон, резные золоченые десюдепорты по моделям скульптора И.-Ф. Дункера, зеркала между окон, печи из «гамбургских» изразцов и наборный паркет.

После пожара 1820 года первоначальная отделка была, согласно распоряжению императора Александра I, воссоздана по проекту В. П. Стасова: стены затянули новым расписным шелком, заказанным в Китае, восстановили деревянный резной золоченый декор, художник Ф. П. Брюллов (1793–1869) написал новый плафон «Зефир и Флора».

При реставрации гостиной после Великой Отечественной войны утраченный китайский шелк был заменен белым штофом, а на место плафона помещена современная копия с картины Ф. Буше «Венера, обезоруживающая Купидона», окруженная четырьмя композициями «Игры амуров» в лепном золоченом обрамлении в виде вьющихся побегов. В настоящее время расписные шелковые обои зала воссозданы по уцелевшему образцу шелка.

Живопись и предметы убранства Китайской гостиной Александра I, сохраненные в эвакуации, заняли свои исторические места. На стены вернулись выполненные неизвестными художниками первой половины XVIII века портреты Петра I и Екатерины I, их дочерей — Анны и Елизаветы, императрицы Анны Иоанновны, портрет императора Петра II кисти И.-П. Людена, а также портрет Екатерины II (копия с работы И.-Б. Лампи Старшего) и портрет Александра I кисти Д. Доу. На ломберных столах и комодах представлены предметы японского и китайского фарфора и изделия берлинской Королевской фарфоровой мануфактуры, изготовленные в XVIII столетии. Уникальным для отечественных собраний является комод из дворцовой коллекции, инкрустированный орнаментальным декором из металла. По всей видимости, это произведение мебельного искусства изготовлено в Аугсбурге в 1740-х годах — то есть еще до завершения отделочных работ в Большом дворце, хотя попало в Царское Село, скорее всего, лишь в XIX столетии.

Екатерининский дворец 16. Буфетная
Буфетная относилась к личным покоям императрицы и до 1761 года составляла часть Уборной на половине Елизаветы Петровны. В середине XIX века комната была разделена белой штофной перегородкой, за которой во время приемов устраивался служебный буфет для сервировки столов.

Нынешний интерьер Буфетной полностью воссоздан после разрушений военного времени. Стены затянуты белым штофом в резных золоченых рамах, в углу установлена печь с расписными изразцами, двери украшены позолоченными десюдепортами с причудливой барочной резьбой. В простенке между окнами, выходящими на дворцовый плац, расположено зеркало в резной золоченой раме с двумя светильниками-бра.

Для плафона использована картина известного итальянского художника XVII века П. да Кортоны (1596–1669) «Ловля кораллов», переданная в Царское Село из фондов Государственного Эрмитажа в послевоенное время. Две декоративные композиции, выполненные в технике гризайли, изображают путти с гирляндой цветов и амуров на дельфине. Живописные вставки заключены в изящный лепной орнамент в виде вьющихся побегов.

Мебель Буфетной относится к XVIII столетию: это барочные кресла работы отечественных мастеров, выполненные одновременно с резной отделкой залов дворца, французский комод наборного дерева XVIII века и столики-бобики, изготовленные в петербургских мастерских, один из которых специалисты связывают с деятельностью придворного мебельщика Екатерины II Х. Мейера. Также в зале представлены два западноевропейских натюрморта XVII века и две анималистические композиции художника И.-Ф. Гроота, написанные в середине XVIII столетия для царскосельского павильона Монбижу.

Екатерининский дворец 17. Комната перед чугунной лестницей
В 1768 году комната, служившая уборной императрицы Елизаветы Петровны, была разделена на два помещения с одним и двумя окнами, выходящими на дворцовый плац. В 1770-х годах площадь меньшего из них снова сократилась в связи со строительством внутренней деревянной лестницы; тогда же интерьер отделали в стилистике залов Парадной анфилады. В 1817 году деревянную лестницу заменили чугунной, после чего «Комната перед чугунной лестницей», завершающая Парадную анфиладу Большого Царскосельского дворца, и получила свое название.

Ныне интерьер этого небольшого помещения воссоздан: стены обтянуты белым штофом в резных золоченых рамах, напротив окна размещено ложное окно с зеркальными стеклами, зрительно расширяющее пространство.




Екатерининский дворец 18. Овальная передняя
Проходная комната ведет из личных покоев великой княгини Марии Федоровны на личную половину императора Александра I. Открывает ее созданная в 1817 году по проекту архитектора В. П. Стасова Овальная передняя, которая в различные периоды называлась также Передней, Овальной комнатой у чугунной лестницы, сохраняя служебное назначение. Будучи первым помещением личной половины Александра I, она соединяла его покои с комнатами Парадной анфилады, которые в это время занимала его супруга, императрица Елизавета Алексеевна.

Эта небольшая комната не имеет окон; ее стены почти полностью заняты четырьмя дверными проемами, в двух из которых установлены зеркальные двери. Одна из них ведет к чугунной винтовой лестнице, соединяющей комнаты императора с помещением третьего этажа, где при Александре I размещался его личный камердинер.

В 1820 году Овальная передняя пострадала от пожара, охватившего Большой Царскосельский дворец. Комната была воссоздана в прежнем виде в 1821–1822 годах: работы по созданию искусственного мрамора выполнил мастер П. Блохин, живопись восстановил художник Ф. Брандуков.

Убранство Овальной передней сдержанно, но выразительно: стены облицованы искусственным мрамором теплого бледно-желтого цвета, потолок украшает орнаментальная роспись в технике гризайли, пол выложен наборным паркетом из ценных пород древесины. В комнате, освещавшейся четырьмя бра золоченой бронзы, стояли четыре стульчика, изготовленные в петербургской мастерской Г. Гамбса. Во время Великой Отечественной войны из них уцелел лишь один, вывезенный в эвакуацию. Погибли светильники и паркет, значительным повреждениям подвергся мрамор. Нынешний интерьер Овальной передней восстановленв ходе реставрации, завершенной в 1974 году.

Екатерининский дворец 19. Сводчатая проходная
Созданная в 1817 году по проекту В. П. Стасова Сводчатая проходная, которая по ее коробовому перекрытию называлась также Арковой комнатой, ведет посетителей в Парадный кабинет императора.

Первоначальное убранство комнаты, пострадавшее в пожаре 1820 года, было воссоздано в 1821–1822 годах П. Блохиным (облицовка стен белым искусственным мрамором) и Ф. Брандуковым (роспись сводов). Мебель работы петербургского мастера Ф. Гроссе реставрировалась после пожара в мастерской Г. Гамбса и находилась в комнате до 1941 года.

В настоящее время в Проходной представлены шкаф для гравюр французской работы, стулья и кресла, выполненные отечественными мастерами, а также канделябры (Франция, 1820-е) и ваза с изображением «Битвы при Бриенне» (Франция, Севр, 1814).



Екатерининский дворец 20. Малая проходная
Интерьеры Екатерининского дворца, восстановленные после разрушений Великой Отечественной войны, соединяются с еще не реставрированными покоями Малой проходной комнатой. Это небольшое помещение с одним окном, выходящим в Екатерининский парк, является частью не дошедшей до наших дней Карельской приемной Александра I, созданной В. П. Стасовым в 1817 году.

Нынешнюю обстановку Малой проходной комнаты составляют предметы русского и западноевропейского декоративно прикладного искусства первой четверти XIX века из исторической коллекции музея-заповедника «Царское Село»: часы золоченой и патинированной бронзы «Поклонение Гомеру» работы парижских мастеров В. Ледюра и Л. Раврио, бронзовый бюст Юпитера, а также стулья и кресла из тополя, изготовленные в мастерской А. И. Тура в 1820-х годах.

Следом за Малой проходной комнатой начинаются бывшие покои матери Александра I, вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Их отделка, выполненная в 1823–1826 годах по проекту В. П. Стасова, погибшая в пожаре во время Великой Отечественной войны, пока не восстановлена. В настоящее время в этих помещениях выставлены предметы из исторической коллекции музея-заповедника.

Екатерининский дворец 21. Парадный кабинет Александра I
Из Сводчатой проходной можно пройти в Парадный (Мраморный) кабинет императора, созданный по проекту В. П. Стасова в 1817 году и предназначавшийся для важных официальных аудиенций.

Эффектное архитектурное решение кабинета подчеркивается строгой простотой отделки. Вход трактован в виде глубокой полукруглой ниши, отделенной от основного пространства интерьера двумя колоннами ионического ордера. Подобным образом оформлена и противоположная входу стена: две ионические полуколонны обрамляют мраморный камин. Стены кабинета облицованы светло-розовым искусственным мрамором, с которым и связано его второе название.

В первоначальной отделке Парадного кабинета участвовали живописец Ф. Торичелли (роспись фриза с античными трофеями и фигурами путти; сюжетные композиции из «Истории Амура и Психеи»), скульптор Ф. Трискорни (камин), а также мастера Я. Щенников (мраморная отделка стен), А. Тарасов (паркет и двери красного дерева) и Ф. Гроссе (мебельный гарнитур красного дерева по эскизам В. П. Стасова).

В 1821–1822 годах В. П. Стасов руководил восстановлением кабинета после пожара. Мраморную отделку реставрировал тогда мастер П. Блохин, росписи воссоздавал художник Ф. Брандуков, а новая мебель из персидского ореха была изготовлена в мастерской А. И. Тура.

Значительные разрушения, нанесенные кабинету во время Великой Отечественной войны (сильно пострадали мрамор и росписи, паркет и почти вся мебель погибли), потребовали новых реставрационных работ. Наконец, в 1974 году Парадный Кабинет предстал перед посетителями в прежнем виде.

Ныне в кабинете находятся изготовленная на Императорском фарфоровом заводе ваза с росписью, изображающей въезд Александра I в Париж в 1814 году, и каминные часы с бронзовой фигурой Юлия Цезаря, созданные (не позднее 1817) мастером Л.-Ф. Фешером. На рабочем столе императора экспонируются принадлежавшие ему изделия из уральского малахита, выполненные в первой четверти XIX века на Петергофской гранильной фабрике: письменный прибор, настольная лампада, несколько пресс-папье, канделябры и декоративные вазы

Екатерининский дворец 22. Зеленая столовая
С Зеленой столовой начинаются личные покои в северной части дворца, созданные в 1770-х годах по указу Екатерины II для великого князя Павла Петровича (будущего императора Павла I) и его первой супруги Натальи Алексеевны.

Эти помещения возникли на месте висячего сада — огромной террасы, сооруженной Ф.-Б. Растрелли. Одним из торцов этого своеобразного зала под открытым небом был фасад дворцовой церкви, вместо штучного паркета в нем пестрели барочные цветники, а мебель состояла из каменных скамеек, установленных в тени фруктовых деревьев. Однако со временем сад стал источником сырости во дворце, и в 1773 году по указу императрицы архитектор В. И. Неелов (1722–1782) построил на его месте «Покой Их Высочеств».

Архитектурно-художественное убранство новых интерьеров в 1779 году выполнил Ч. Камерон. В это время покои занимала вторая супруга будущего императора Павла I — великая княгиня Мария Федоровна.

Нежно-зеленые стены столовой покрыты белым лепным орнаментом на мотивы росписей античных вилл. Среди фрагментов классической архитектуры, греческих ваз и виноградных лоз выделяются фигуры юношей и девушек в античных одеяниях. Скульптурное убранство дополняют медальоны с танцующими амурами и многофигурные композиции на мифологические сюжеты, рельеф которых подчеркнут розовым фоном. Двери Зеленой столовой украшены гротескным орнаментом, восходящим к древнеримским росписям. Наиболее эффектно решена северная стена комнаты, в центре которой установлен мраморный камин с кронштейнами в виде львиных голов и лап. Весь лепной декор Зеленой столовой выполнен русским скульптором И. П. Мартосом (1754–1835).

В 1820 году в помещении Дворцовой церкви возник сильный пожар, от которого значительно пострадали залы, созданные Ч. Камероном. По указанию императора Александра I была учреждена комиссия во главе с архитектором В. П. Стасовым для исправления сгоревшей части здания на основе сохранившихся фрагментов отделки и авторских чертежей Камерона, приобретенных графом Х. Ливеном в 1822 году в Лондоне у наследников архитектора. Убранство Зеленой столовой восстановили в прежнем виде: лепщик Заколупин реконструировал лепной декор стен; скульптор Ф. Трискорни реставрировал мраморный камин; заново был набран паркет из разных пород дерева. Живописный плафон, украшавший столовую в конце XVIII века и погибший при пожаре, В. П. Стасов воссоздавать не стал, оставив потолок белым.

В 1855 году по распоряжению императора Николая I архитектор А. И. Штакеншнейдер подготовил проект оформления помещений бельэтажа Большого Царскосельского дворца (прежде всего потолков) с дополнением живописных вставок, полотна для которых предполагалось подобрать в кладовых Императорского Эрмитажа. Согласно этому проекту в центр потолка Зеленой столовой была вмонтирована картина итальянского художника А. Каноппи «Торжество Бахуса» в обрамлении золоченых лепных орнаментов и декоративных живописных медальонов. В 1863 году в этой части дворца вновь случился пожар, по-вредивший потолки, но плафонную живопись удалось снять и спасти. После реставрационных работ, которыми руководил архитектор Придворной конторы А. Ф. Видов, Зеленой столовой вновь было возвращено архитектурно-художественное убранство времени Ч. Камерона.

Во время Великой Отечественной войны залы Камерона были частично разрушены и разграблены; плафонная живопись погибла. В 1957 году именно с этих залов начались реставрационные работы во дворце по проекту А. А. Кедринского. Лепное убранство столовой реставрировали скульпторы Г. А. Михайлова и Э. Г. Масленников. Двери были расписаны по образцу одной из сохранившихся створок.

Паркет набрали по старому рисунку из дуба, светлого клена и красного дерева. Потолок же, за неимением подлинных живописных композиций и иконографии плафонов, оставили белым.

Сегодня убранство Зеленой столовой дополнено стульями, бронзовой каминной решеткой и каминными приборами, выполненными по рисункам Ч. Камерона специально для этого интерьера, а также канделябром работы П. Гутьера и «Московским сервизом», изготовленным на заводе Ф. Гарднера по заказу хозяев этой части дворца — великого князя Павла Петровича и его супруги Марии Федоровны. Предметы столового сервиза, изысканные по форме и цветовому решению, декорированы вензелями владельцев.

Екатерининский дворец 23. Официантская
Официантскую — одно из служебных помещений Большого Царскосельского дворца XVIII столетия — Ч. Камерон разделил поперечной перегородкой на две «прихожих», одна из которых была полутемной и выходила на лестницу.

Интерьер Официантской значительно пострадал во время пожара 1820 года, после чего созданное шотландским архитектором декоративное оформление с некоторыми изменениями была воспроизведено В.П. Стасовым. Основной принцип художественного решения Официантской — симметричное членение стен деревянными пилястрами, окрашенными под мрамор и соединенными гипсовыми арками, — был сохранен. Рисунок деталей, из-за утраты образцов Камерона, был выполнен по чертежам Стасова. По этой же причине потолок в зале был оставлен белым.

В 1840-х годах по распоряжению Николая I Стасов убрал в Официантской перегородку, и две «прихожие» превратились в просторную светлую комнату. Значительно обогатил строгое решение интерьера паркет с четким геометрическим рисунком, набранный в это время из ценных пород древесины: палисандра, амаранта, красного и черного дерева, дуба и клена. Для центральной части пола был использован наборный паркет одной из «прихожих». Этот паркет сгорел в пожаре 1863 года. Сегодня в зале находится паркет, изготовленный в середине 1860-х годов, переживший Великую Отечественную войну.

В 1855 году по проекту А.И. Штакеншнейдера в центр потолка Официантской была вмонтирована картина художника венецианской школы XVII века П. Либери. Ее обрамляли золоченые тяги, лепные орнаменты и дополняли декоративные живописные медальоны. Весь декор потолка погиб в годы войны.

После войны разрушенный интерьер Официантской был восстановлен: по двум сохранившимся пилястрам выполнили остальные восемнадцать, сохранившийся паркет реставрировали, и в 1959 году зал был открыт для посетителей.

Сегодня в Официантской представлены наборные ломберные столики конца XVIII века, комод шведской работы второй половины XVIII века и стулья красного дерева, изготовленные русскими столярами в XIX столетии. На стенах помещены картины из царскосельского собрания: «Горный пейзаж» Б.-Э. Мурильо, «Вид с Палатинского холма» П. Лабруцци, «Водопад в Тиволи» А. Локателли и «Руины» А.И. Бельского.

Екатерининский дворец 24. Парадная голубая гостиная
Самой большой и нарядной комнатой в апартаментах, созданных Ч. Камероном в 1779–1783 годах, является Парадная Голубая гостиная. Ее парадное назначение подчеркивает богатый и разнообразный декор: стены затянуты шелком с голубыми цветами на белом фоне и завершены золоченым фризом из чередующихся ваз и овальных живописных медальонов; парные камины из каррарского мрамора украшают барельефы и кариатиды; на западной стене между окнами установлены большие зеркала в резных золоченых рамах, завершенные медальонами, и позолоченные консоли. Филенки дверей расписаны мотивами из античных гротесков. В мастерской Г. Шталмеера был изготовлен наборный паркет из ценных пород древесины с преобладанием розового дерева и палисандра.

После пожара 1820 года архитектор В. П. Стасов сохранил первоначальную планировку и архитектурно-декоративное убранство гостиной. Новый шелк для стен был расписан по старому рисунку художником Ф. Брандуковым. Потолок оставили белым, пока в 1855 году по проекту А. И. Штакеншнейдера в него не была вмонтирована картина В. Мошкова (1792–1839) «Воздержание Сципиона» в обрамлении лепного барельефа, двух круглых и двух овальных медальонов. После пожара 186З года пострадавший потолок вновь оштукатурили. Шелк на стенах был заменен таким же по рисунку, но в технике набойки, сделанной на фабрике братьев Сапожниковых. Медальоны фриза исполнил И. Бернаскони.

Во время войны шелковая обивка стен, живописный плафон и вставки, а также большая часть живописных медальонов фриза погибли или были похищены, двери, каминные и стенные зеркала —уничтожены, архитравы каминов — разбиты, а кариатиды лишились голов и рук.

Реставрационные работы вернули Парадной Голубой гостиной ее первоначальный облик. Шелк с набивным рисунком изготовлен по старому образцу на московском комбинате «Красная роза»; реставрированы мраморные камины и почти полностью сохранившийся старинный паркет. Благодаря эскизу росписи потолка, обнаруженному среди неизвестных чертежей Ч. Камерона в Государственном Эрмитаже, удалось воссоздать плафон. Во фризе на противоположной окнам стене были размещены 16 сохранившихся медальонов (из прежних 80); остальные 64 воссозданы реставраторами.

В настоящее время зал, как и прежде, украшают кресла, выполненные в 1783 году по рисункам Ч. Камерона в мастерских Ж.-Б. Шарлеманя-Боде. Одни из них удалось сберечь в эвакуации, другие были возвращены в 1947 году из Кенигсберга. Сохранились старинные каминные решетки, предкаминные украшения в виде лежащих сфинксов, каминные приборы из золоченой бронзы, изготовленные по рисункам Ч. Камерона одновременно с отделкой зала.

Привлекают внимание торшеры на 17 свечей из синего стекла с хрусталем и бисквитными фигурами, созданные на Петербургском стеклянном заводе в конце XVIII века, а также канделябры начала XIX века и вазы c изображением архитектурных пейзажей (Берлинская фарфоровая мануфактура, начало XIX века) и сцен из истории Психеи (Франция, первая треть XIX века).

Екатерининский дворец 25. Китайская голубая гостиная
Из Парадной Голубой гостиной можно пройти в Китайскую Голубую гостиную, название которой связано с тем, что ее стены в течение полутора веков были затянуты голубым китайским шелком, украшенным пейзажами и жанровыми сценками.

Интерьер гостиной был создан в 1783 году Ч. Камероном, в основном сохранившим ее первоначальное решение, принадлежащее В. И. Неелову. В XVIII веке в России, вслед за Европой, возник интерес к искусству Китая. Мотивы «китайщины» (chinoiserie — от фр. chinoise: китайский) получили отражение в архитектурных формах и в отделке дворцовых интерьеров. Отдавая дань модному увлечению, Ч. Камерон удачно соединил мотивы китайского декоративного искусства с элементами классического интерьера. Лепной золоченый фриз, живописный плафон с изображением античных мифологических персонажей, белый мраморный камин с кариатидами и изображением спящего Амура, роспись дверей трактованы в стиле классицизма. А светло-голубой китайский шелк с изящной росписью и рисунок китайского «зонтика», использованный в наборном паркете, привносят в парадный интерьер оттенок восточной экзотики.

Во время Великой Отечественной войны гостиная подверглась разрушениям: китайский шелк был снят и вывезен, стенное зеркало, мраморный камин, живописный плафон и медальоны погибли. В настоящее время стены зала затянуты вновь изготовленным шелком, расписанным художником-реставратором Р. Слепушкиной. Основой для его воссоздания послужил фрагмент подлинного шелка, найденный за рамой каминного зеркала, а также довоенные фотографии, сохранившиеся в музейном архиве. На основе чертежей Ч. Камерона заново написан живописный плафон, сгоревший еще в 1820 году; по сохранившейся филенке и довоенным фотографиям восстановлена роспись дверей. Собраны из разрозненных частей камин, мраморные доски которого, похищенные оккупантами, позднее были обнаружены в окрестностях города Пушкина. Реставрирован наборный паркет, рисунок которого сохранился без переделок.

Китайская Голубая гостиная вновь открылась для посетителей в 1959 году. В ее интерьер вернулись сохраненные в эвакуации уникальные вазы китайского фарфора XVIII века, каминные приборы и решетка, выполненные по рисунку Ч. Камерона и моделям Ж.-Б. Шарлеманя-Боде.

Екатерининский дворец 26. Предхорная
Предхорная — последняя комната Парадной анфилады Большого Царскосельского дворца — получила свое название благодаря соседству с хорами Дворцовой церкви. Согласно плану В. И. Неелова, комната имела два окна, выходящие во двор, и еще два, обращенные к Дворцовой церкви. В конце XVIII века Ч. Камерон разделил Предхорную на два помещения: «комнату, что подле Церкви» и «уборную Великого князя Павла Петровича». Окна в церковь были тогда заложены.

В.П. Стасов, занимавшийся перепланировкой интерьеров дворца в 1844–1845 годах, следуя пожеланиям императора Николая I, убрал перегородку и вновь превратил Предхорную в просторную светлую комнату, стены которой были оклеены обоями и завершены лепным золоченым фризом. В 1894 году в Предхорной появился золотистый шелк с тканым рисунком, изображающим фазанов и лебедей. Эта ткань, утраченная в годы Великой Отечественной войны, была выткана на фабрике братьев Сапожниковых по образцу уникального французского шелка ручной работы, изготовленного на лионской мануфактуре Ф. де Ласаля (1720–1808) в последней трети XVIII века.

После войны убранство Предхорной было воссоздано по чертежам XIX века. Лепной фриз, потолок и наборный паркет реставрировали, стены вновь затянули золотистым шелком с тканым рисунком из фондов музея-заповедника «Царское Село». На каждом куске этой ткани, вытканной в XVIII веке по французским рисункам крепостными мастерами фабрики статского советника И. Лазарева в подмосковном селе Фряново, ставилась фамилия мастера. До нас дошли имена С. и Н. Стрельниковых, Н. Дьячкова, И. Белого, а также Василия Паука. Возможно, подобное прозвище было высшей похвалой искусству ткача.

Шелк братьев Сапожниковых, сохранившийся в фондах музея, был использован для обивки золоченого канапе (сегодня неверно именуемого диваном) и кресел, созданных в 1750-х годах по рисунку Ф.-Б. Растрелли. Эти уникальные образцы русского мебельного искусства, спроектированные обер-архитектором специально для залов Большого Царскосельского дворца, бы-ли вывезены в первые дни войны и сохранены в эвакуации.

Екатерининский дворец 27. Дворцовая церковь
Придворная Воскресенская церковь Большого Царскосельского дворца была заложена 8 августа 1745 г. в присутствии императрицы Елизаветы Петровны. Надпись об этом сохранилась на медной доске, обнаруженной в алтаре дворцового храма при восстановлении его интерьера после пожара 1820 г. 30 июля 1756 г. церковь была освящена, что считается днём рождения Большого Царскосельского (Екатерининского) дворца.

Два выдающихся архитектора русского барокко принимали участие в создании храма – С.И. Чевакинский (первоначальный проект, 1746) и Ф.-Б. Растрелли (1747 – 1756). Церковь была сказочно нарядна – на фоне синих стен, окрашенных берлинской лазурью, ярко выделялись золоченая резьба иконостаса, роскошные рамы, обрамляли многочисленные образа, как называли в XVIII в. иконы. 114 образов и три монументальных плафона наряду с вероучительным аспектом, вносили яркую красочную ноту в общий характер ансамбля, в котором причудливо сочетались русские традиции и западноевропейское влияние.

В церкви работали известные живописцы XVIII в.: Г.-Х. Гроот, И. Вебер, Г. Пренер, М.Н. и Ф.Н. Колокольниковы, И.П. Аргунов, Д. Валериани. В 1820 г. храм сильно пострадал от пожара. К восстановлению его живописного убранства архитектор В.П. Стасов привлек профессоров Академии художеств В.К. Шебуева, А.Е. Егорова, Д. Антонелли, что привнесло классицистические элементы в интерьер храма. После пожара 1861 г. восстановлением церкви руководил архитектор А.Ф. Видов.

В 1941–1944 годах г. Пушкин был оккупирован фашистами. Живописное убранство храма было почти полностью утрачено – из 114 образов сохранилось только три, от плафонов остались фрагменты, резьба сильно пострадала.

Воскресения Христова является не только памятником архитектуры, представляя собой образец барочного решения православного храма, но и памятником духовной культуры, связанным со многими значимыми для России и семьи Романовых событиями. Здесь в течение двух веков проходили торжественные богослужения во время пребывания императорского Двора в Царском Селе. В 1768 г. был отслужен молебен в знак выздоровления Екатерины II от недомогания, вызванного первой в России прививкой от оспы, в 1796 г. состоялось крещение будущего императора Николая I, в 1826 г. в дворцовой церкви был выставлен для прощания гроб с телом скончавшегося в Таганроге императора Александра I.
В настоящее время храм находится в состоянии консервации. В северных и южных вратах иконостаса восстановлены образа архангелов Михаила и Гавриила, принадлежащие кисти художника середины XVIII в. М.Н. Колокольникова. Надеемся, что в ближайшем будущем уникальный интерьер дворцовой церкви, как уже не раз бывало в её истории, вновь возродится.

Екатерининский дворец 28. Малая проходная комната
Дверь из Предхорной ведет в Малую проходную, первоначально входившую в состав личных покоев великой княгини Натальи Алексеевны, а затем — второй супруги Павла Петровича Марии Федоровны. Эти небольшие по размеру комнаты с видом на Екатерининский парк, расположенные в стороне от Парадной анфилады (Малая Проходная — первая из них), создавались в 1773 году по проекту архитектора В. И. Неелова для первой жены будущего императора Павла I. Уборная Натальи Алексеевны, освещавшаяся двумя окнами, занимала место нынешних Живописного и Скульптурного кабинетов. За ней шла Опочивальня (называемая так и сегодня), а на месте Камер-юнгферской (комнаты дежурной придворной дамы) во времена Натальи Алексеевны находился «Кабинетец уборный».

После вторичной женитьбы Павла Петровича императрица Екатерина II поручила Ч. Камерону заново оформить эти помещения, сочтя их слишком скромными. В 1779 году Камерон приступил к работе и после неоднократных переделок завершил оформление интерьеров в 1784 году. После пожара 1820 года утраченная отделка екатерининского времени была по распоряжению императора Александра I восстановлена В. П. Стасовым в первоначальном виде.

Во время Великой Отечественной войны эти покои пострадали не так значительно, как другие помещения дворца; их реставрация началась в 1957 году, и уже в 1959-м они были открыты для осмотра.

Ныне в Малой Проходной комнате стоит книжный шкаф, исполненный в начале XX века французским мастером А. Кригером, а также экспонируется «Натюрморт с тюльпанами» неизвестного европейского художника XVIII века.

Екатерининский дворец 29. Камер-юнгферская
В Камер-юнгферскую ведет еще одна проходная комната, в которой можно осмотреть фарфоровые изделия знаменитой английской мануфактуры Д. Веджвуда и английские раскрашенные гравюры второй половины XVIII века из собрания музея-заповедника «Царское Село». Особого внимания заслуживает нарядное зеркало-псише красного дерева, украшенное латунными накладками и декором в технике «эгломизе» (от франц. verre еglomisе — стекло Гломи; техника украшения стекла нанесенной с обратной стороны фольгой, с процарапанным, иногда раскрашенным, рисунком, названная по имени ее изобретателя, французского художника XVIII века Ж.-Б. Гломи).

На фоне окрашенных в зеленый цвет стен Камер-юнгферской — комнаты с одним окном, выходящим в Екатерининский парк, которая первоначально предназначалась для дворцовых горничных — выделяются лепной золоченый фриз и створки дверей с красочной орнаментальной росписью. Белая фаянсовая печь, выполненная по проекту архитектора В. П. Стасова в 1820-х годах, украшена барельефом и вазой в классическом стиле. Убранство комнаты дополняют стулья, изготовленные по рисунку Ч. Камерона, изящное дамское бюро конца XVIII века со вставками в технике «эгломизе», а также картины художников фламандской, французской, итальянской и голландской школ XVII–XVIII веков.

Екатерининский дворец 30. Опочивальня
Оформленная в начале 1770-х годов В. И. Нееловым комната с двумя окнами, двумя дверными проемами и альковной нишей служила опочивальней великой княгини Натальи Алексеевны. Позднее ее перестроил для второй жены Павла Петровича, великой княгини Марии Федоровны, Ч. Камерон, и созданная им в 1780-х годах отделка сохранилась до наших дней с некоторыми изменениями, внесенными архитектором В. П. Стасовым при восстановительных работах после пожара 1820 года. Камерон применил в Опочивальне свой излюбленный прием, к которому обращался при оформлении царскосельских интерьеров неоднократно: украсил стены рельефными композициями на мотивы помпейских росписей.

Особое своеобразие придают интерьеру расставленные вдоль стен и в глубине комнаты стройные колонны из белого фаянса, обвитые золочеными гирляндами. Гипсовые медальоны с аллегорическими сценами, символизирующими здоровье, веселье, благополучие и достаток, выполнены И. П. Мартосом. Сочетание светло-зеленого цвета стен с голубым фоном медальонов и позолотой образует изысканную колористическую гамму Опочивальни. Небольшие двери комнаты обрамлены позолоченным багетом и украшены заключенными в такой же багет прямоугольными панно с арабесковой росписью.

В мебельном убранстве Опочивальни выделяются стальной столик и каминная решетка, изготовленные тульскими кузнецами специально для Екатерины II, а также изящный туалетный стол наборного дерева, созданный охтинскими плотниками Насковыми в 1770-х годах для великой княгини Марии Федоровны. Здесь же экспонируется часть мебельного гарнитура, исполненного по заказу Екатерины II французским мастером Ж. Жакобом, а также стеклянный столик из Синего кабинета императрицы (Табакерки) на ее личной половине в южной части дворца.

Екатерининский дворец 31. Живописный кабинет
В 1781–1783 годах «Уборная Ее Высочества» (великой княгини Натальи Алексеевны), созданная В. И. Нееловым, была разделена по проекту Ч. Камерона деревянной перегородкой. На ее месте возникли два небольших кабинета великой княгини Марии Федоровны. Первый из них предназначался для занятий живописью и получил название Живописного; во втором великая княгиня занималась лепкой и резьбой по кости, и он именовался Скульптурным.

Золотисто-желтый тон и золоченая отделка стен Живописного кабинета, а также декор дверей сохранились с конца XVIII века. Крестовый свод, люнеты и фриз были заново расписаны по эскизам В. П. Стасова художником Д. И. Антонелли (1791–1842) в ходе восстановления интерьера после пожара 1820 года.

На стенах Живописного кабинета представлены композиции «Весна» и «Осень» П.-Ш. Тремольера (1703–1739), а также украшавшие некогда Туалетную комнату Екатерины II медальоны, изображающие букеты цветов, работы неизвестного живописца второй половины XVIII века. Кресла из волнистого клена выполнены в 1820-х годах по рисунку В. П. Стасова в мастерской А. И. Тура и расписаны художником И. Бернаскони. На столе — светильник-миракль из бронзы и перламутра, изготовленный в петербургской мастерской В. Дегена в 1825 году и в августе того же года подаренный вдовствующей императрицей Марией Федоровной своему сыну, императору Александру I.

Екатерининский дворец 32. Скульптурный кабинет
Скульптурный кабинет был оформлен по проекту Ч. Камерона одновременно с Живописным, в 1781–1783 годах. Тогда же архитектор соединил Парадную Голубую гостиную и Скульптурный кабинет небольшим коридором.

В оформлении Скульптурного кабинета преобладает рельефный декор. Стены зеленоватого оттенка украшены белыми классицистическими барельефами. Сводчатый потолок декорирован монохромной росписью, выполненной в технике гризайли. В филенках дверей помещены орнаментальные резные композиции с живописными вставками в виде камей. На письменном столе-жардиньерке, украшенном акварельными видами Царского Села, выполненными в конце XVIII века, стоит канделябр из золоченой бронзы, изготовленный в 1783 году петербургскими бронзовщиками Ж. Басселье и К. Шперлингом по рисунку Ч. Камерона. Кресла работы А. И. Тура и люстра золоченой бронзы с граненым хрусталем созданы в начале XIX века. Особый интерес представляет экспонируемая в кабинете копия первой половины XVII века с картины Пармиджанино (Франческо Маццола, 1503– 1540) «Мадонна с младенцем».

Екатерининский дворец 33. Центральная (Стасовская) лестница
Из Официантской комнаты можно пройти к Церковной (Стасовской) лестнице, которая была построена в 1843–1846 годах архитектором В. П. Стасовым (отсюда — ее современное название) и получила название Церковной благодаря соседству с залом, ведущим в Дворцовую церковь.

До Великой Отечественной войны осмотр Екатерининского дворца начинался от первого крытого подъезда главного фасада здания, расположенного сразу за церковным флигелем, и, войдя в церковный подъезд, посетители оказывались перед Церковной лестницей.

В соответствии с замыслом архитектора ее стены были украшены четырьмя большими полотнами французского художника XVIII века Г. Робера (1733–1808) и двумя композициями П. Лемера (около 1612–1688), полученными из собрания Императорского Эрмитажа.

В годы Великой Отечественной войны Церковная лестница была разрушена, а картины — похищены. Работы П. Лемера в 1947 году обнаружили среди множества вывезенных из СССР в Германию произведений искусства в Кенигсберге и наряду с другими царскосельскими шедеврами вернули в музей. Три из недостающих полотен Г. Роббера были получены (как и первоначально) из Эрмитажа и, наконец, четвертую картину реставраторы воссоздали по довоенной иконографии.

Екатерининский дворец 34. Предцерковный зал (первый этаж)
Между небольшим вестибюлем первого этажа Екатерининского дворца и Дворцовой церковью находится просторный, светлый, эффектно оформленный группами коринфских колонн с золоченными базами и капителями Предцерковный зал, созданный по проекту архитектора В. П. Стасова в 1843–1846 годах. Здесь, перед входом в церковь, дворцовые прихожане ожидали начала богослужения.

В оформлении Предцерковного зала архитектор-классицист сознательно использовал декоративные приемы барокко — резьбу, лепку и золочение. Цветовая гамма интерьера, построенная на сочетании белого с золотом, придает залу парадный характер, делает его особенно нарядным и торжественным. Зал служит своеобразным притвором Дворцовой церкви, поэтому в его лепной отделке применены церковные мотивы. До войны Предцерковный зал освещался приспособленными для церковных свечей хрустальными люстрами.

Екатерининский дворец 35. Зубовский флигель (выставочное помещение)
Флигель, получивший название Зубовского по имени одного из фаворитов императрицы Екатерины II, был пристроен к Большому Царскосельскому дворцу в 1779–1785 годах по проекту архитектора Ю. М. Фельтена (1730–1801); строительными работами руководил И. В. Неелов (1745–1793).

Помещения второго этажа, спроектированные и отделанные Ч. Камероном и Д. Кваренги (1744–1817), составляли личную половину императрицы и включали Купольный зал, Китайский зал, Серебряный кабинет, Опочивальню, Синий кабинет (Табакерку), Зеркальный кабинет, Рафаэлевскую комнату, Камерюнгферскую и Уборную.

Образующие единый комплекс интерьеры Камерона соединялись висячим садом с павильоном «Холодная баня».

Помещения нижнего этажа, также созданные Камероном и Кваренги, предназначались для фаворитов: здесь поочередно размещались Г. А. Потемкин, А. Д. Ланской, А. М. Дмитриев-Мамонов и П. А. Зубов. Впоследствии в этой части дворца жили родственники и приближенные императорской семьи. Флигель имел отдельный подъезд, также получивший название Зубовского.

В 1841 году в связи с предстоящей женитьбой наследника престола Александра Николаевича (будущего императора Александра II) архитектор И. А. Монигетти получил распоряжение перестроить помещения Зубовского флигеля. Апартаменты в первом этаже отводились для великого князя, а бывшие комнаты императрицы Екатерины II — для его супруги Марии Александровны.

В состав личных покоев императора Александра II входили Передняя, Приемная, Штандартная (Знаменная), Арсенальная, Буфетная, Азиатская, Кабинет, Туалетная (Уборная), Камердинерская, Гардеробная. Три из них — Кабинет, Приемная и Туалетная — предназначались для государственных приемов и деловых встреч.

Этажи сообщались двумя лестницами: первая, Боскетная, вела из коридора в Купольный зал. Из того же коридора в первом этаже можно было пройти в маленькую Переднюю, с которой начинались покои Александра II. Вторая, внутренняя, лестница соединяла личные комнаты императрицы с Камердинерской императора.

Во время Великой Отечественной войны комнаты Зубовского флигеля, до того сохранявшие отделку середины XIX века, пострадали при сильном пожаре и в 1950-х годах были перестроены под службы Военно-морского училища, располагавшегося тогда в части Екатерининского дворца. В результате этих работ исторические объемы покоев были нарушены, а остатки сохранившихся фрагментов отделки сняты и переданы в фонды музея.

После реставрационных работ 2001–2004 годов планировка Зубовского флигеля обрела первоначальный вид, и ныне комнаты первого этажа используются для временных выставок.

Екатерининский дворец


Часы работы: с 10:00 до 18:00; кассы и вход посетителей до 17:00
По понедельникам: с 10:00 до 21:00; кассы и вход посетителей до 20:00.
Выходные дни: вторник и последний понедельник месяца (с октября по апрель).

В маршрут обзорной экскурсии по Екатерининскому дворцу входит посещение исторических интерьеров, в т.ч. Золотой анфилады и Янтарной комнаты. Вход и продажа билетов на постоянно действующие выставки Династия Романовых и Памятные комнаты Александра I осуществляются в служебном коридоре на первом этаже после экскурсии по историческим интерьерам.

Для посетителей с ограниченными возможностями передвижения в Екатерининском дворце оборудован лифт. Также предоставляются инвалидные кресла (требуется залог).


Другие объекты Музея-заповедника «Царское Село»
Посмотреть другие  
Музеи Санкт-Петербурга
Перейти на главную:  
Туризм и отдых в Санкт - Петербурге


Предыдущая тема: Театр «Лицедеи»
Следующая тема: Музей-заповедник «Царское Село»
Жалоба Артефакты
| Ответить |                |

Всего в теме 0 ответов. Последний ответ 1.6.2014 22:25

Полезная информация

Мобильная версия|Черный список|«В сказку» |Карта сайта

GMT+4, 21.7.2017 20:57 , Processed in 0.106910 second(s), 13 queries , Memcache On.

Яндекс.Метрика

Copyright © 2011-2017 Vskazku Com.