Пожалуйста, выберите Мобильная версия | Перейти к компьютерной версии
Меню
0 1741

Екатерининский парк

leonie Опубликовано: 3.6.2014 09:06 [Скопировать]
Екатерининский парк Екатерининский парк.
Наряду с дворцовым комплексом неотъемлемой частью Царскосельской императорской резиденции являются парки, прежде всего главные из них — Екатерининский и Александровский, получившие эти названия по находящимся в них дворцам.

Екатерининский парк состоит из двух частей: регулярного Старого сада и пейзажного Английского парка. Старый (Голландский) сад основал, по преданию, сам Петр I. Эту легенду приводит в своем сочинении «Достопамятности Санкт-Петербурга и его окрестностей» (1817) П. П. Свиньин: «Петр I, заезжая иногда сюда прохлаждаться молоком к старой голландке Сарре, пленился местом сим…» и собственноручно насадил платановые и дубовые аллеи.

Так или иначе, но именно голландские мастера садово-паркового дела Я. Роозен и И. Фохт распланировали в 1720-х годах Старый сад на трех уступах перед царицыным дворцом. В это же время на третьем уступе были устроены Зеркальные пруды, а на речке Вангазе, стекавшей с холма, — еще два пруда: Верхний (Большой) и Мельничный, позже вошедший в систему Каскадных, или Нижних, прудов.

В середине XVIII века сад был расширен, перепланирован и украшен скульптурой. Ф.-Б. Растрелли спроектировал павильоны «Эрмитаж» и «Грот», а также Катальную гору; Большой пруд с расположенным на острове люстгаузом (увеселительным павильоном) приобрел форму шестиугольника и был обведен аллеями. Наконец, в 1770-х годах архитекторы В. И. и И. В. Нееловы построили в саду комплекс Адмиралтейства, Эрмитажную кухню, Верхнюю и Нижнюю ванны. Вдоль границы сада до самых Нижних прудов протянулся Продольный (Каскадный) канал с двенадцатью плотинами.

Тогда же на территории к югу от дворца и вокруг Большого пруда, был разбит пейзажный «английский сад», начатый под руководством В. И. Неелова и завершенный садовым мастером И. Бушем. Оказавшийся частью нового парка, Большой пруд подвергся перепланировке и был превращен в озеро; прямоугольные очертания Нижних прудов также были смягчены. В Старом саду на третьей террасе появились Полулунные пруды, сохранявшиеся вплоть до реконструкции этой части парка в 1960-х годах. Именно в это время водные поверхности, занимающие пятую часть территории Екатерининского парка, стали важной составляющей его образа. Естественный склон местности к северо-востоку позволил связать все водоемы в единую самотечную систему и устроить на ней небольшие, но бурные водопады. И. Ф. Яковкин, автор «Истории Села Царского», сообщал: «Для гулянья по большому пруду содержались всегда разные двувесельные мелкие суда; а в августе 1777 года привезены и спущены на большой пруд сделанные по Высочайшему повелению на партикулярной верфи два четыревесельных трешкоута, обошедшиеся построением в 507 рублей 71 коп. с позолотою резьбы в приличных местах и окрашением, один зеленаго, а другой краснаго цвета, краскою, на коих Ея Величество, по благоразсуждению, изволила иногда по большому пруду забавляться плаванием. Суда сии в торжественные праздники и доныне украшаемы бывают множеством разноцветных флагов, всегда для сего сохраняющихся в шлюбочном сарае, а при происходивших в садах Села Царского иллюминациях самым прелестным образом освещаемы бывали множеством разноцветных фонарей, по всем снастям и бортам, отсветом своим к поверхности водной производивших вид безподобный. Летом, по 1825 год, посреди большого пруда стояли на якоре двенадцатипушечная яхта и большой бот, а у пристани большого каскада всегда стоит готовых, в значительном числе двувесельных малых яликов, для желающих кататься по большому пруду, прикрепляемых к пристани железной цепью с замком, дабы никто из гуляющих по саду не мог их брать самовольно».

Екатерина II спешила явить просвещенной Европе сад, не только разбитый в новейшем вкусе, но и украшенный памятниками, прославляющими величие ее царствования. Так, в честь российских побед в русско-турецких войнах были воздвигнуты в 1770–1780-х годах Башня-руина, Чесменская, Морейская, Крымская колонны, Кагульский обелиск, Турецкий киоск и Турецкий каскад.

О чуткости императрицы — просветительницы и законодательницы — к новейшим веяниям в искусстве  свидетельствовали павильон «Холодная баня» с Агатовыми комнатами и Камеронова галерея, Концертный зал и другие классицистические постройки. Сооружение литых чугунных Готических ворот и множества металлических мостиков демонстрировало высокий уровень развития русской промышленности. В свою очередь, разнообразные по художественному решению парковые павильоны и беседки напоминали о том, что сад создан для удовольствий и отдыха.

В начале XIX века к числу памятников русской славы прибавились ворота «Любезным моим сослуживцам», посвященные победе над Наполеоном, а в середине столетия ансамбль Екатерининского парка был завершен павильоном «Турецкая баня». Наконец, в 1865 году на лугу перед южным фасадом Зубовского флигеля был устроен Собственный императорский садик с большим мраморным фонтаном и Перголой — верандой в итальянском стиле.

Вход в парк открыт с 7:00 до 21:00. Кассы парка работают с 9:00 до 18:00 ежедневно, с апреля по октябрь. В остальное время вход в парк свободный.

Екатерининский парк Термы Камерона.
К флигелю Большого Царскосельского дворца, в бельэтаже которого находились личные покои Екатерины II, а в  первом этаже в 1790-х годах жил последний фаворит императрицы П. А. Зубов, примыкает комплекс сооружений, созданный в 1780–1794 годах архитектором Ч. Камероном. Эти здания обозначили границу регулярной и пейзажной частей Екатерининского парка.

Ансамбль составляют постройки различного назначения, объединенные общим художественным решением: Камеронова галерея, павильон «Холодная баня» с Агатовыми комнатами, Висячий и Цветной сады, Пандус.

Еще в начале 1770-х годов у Екатерины II возник замысел выстроить архитектурное сооружение в «греко-римском стиле». Императрица писала скульптору Э.-М. Фальконе: «Я желала бы иметь проект античного дома, распланированного, как в древности <…> Я в состоянии выстроить такую греко-римскую рапсодию в моем Царскосельском саду».

Возможность воплотить эту идею в летней парадной резиденции российской императрицы привлекала многих знаменитых мастеров. Француз Ш. де Вайи предложил возвести здание, посвященное наукам и искусствам и их покровительнице — Минерве. Тонкий знаток античности Ш. Клериссо представил план грандиозного «античного дома», в сущности, целого города, основанный отчасти на композиции римских терм Диоклетиана. Этот проект не был принят императрицей, но, вероятно, именно он натолкнул на идею создания в Царском Селе терм — типичного сооружения Древнего Рима — ради своеобразной «игры» в античную жизнь.

Екатерина II не удовлетворила непомерные финансовые требования французского художника, но и не отказалась от своего замысла. Ее желание исполнил приглашенный в Россию из Шотландии Ч. Камерон, о котором императрица писала М. Ф. Гримму: «Теперь я завладела мистером Камероном, шотландцем по рождению, <…> великим рисовальщиком, который напитан изучением древних и известен своей книгой “О древних банях”. Мы с ним мастерим здесь в Царском Селе сад с террасами, с банями внизу и галереей наверху. Это будет прелесть». Так совпадение желания заказчицы «иметь <…> античный дом» с интересами и творческим опытом архитектора привело к созданию уникального сооружения, которое называют Термами Камерона.

Екатерининский парк Холодная баня. Центральное место в ансамбле, возведенном Ч. Камероном, принадлежит павильону «Холодная баня».
Модель Холодной бани была закончена в 1780 году, и весной того же года началось строительство павильона — небольшого двухэтажного здания. В его нижнем этаже были расположены помещения для водных процедур, а в верхнем — шесть богато отделанных помещений для отдыха и развлечений, получившие название «Агатовых комнат».

Архитектурное оформление фасадов Холодной бани, как и всего комплекса, построено на контрасте отделки этажей. Нижний, цокольный этаж отделен от второго карнизом и облицован массивными блоками грубо обработанного, пористого, словно изъеденного ветрами и дождями пудостского камня, создающего иллюзию «древности», подлинности «античного» памятника. Второй этаж, напротив, легок и светел; на фоне нежножелтого тона стен выделяются ниши, окрашенные в терракотовый цвет. По верху стен размещены круглые лепные медальоны-барельефы с мифологическими композициями. В продольной северо-восточной стене прорезаны полуциркульные окна, в торцевых — прямоугольные окна-двери, помещенные в арках. В простенках расположены ниши со скульптурными фигурами различных аллегорических и мифологических персонажей.

Главный, юго-западный фасад Холодной бани выходит на террасу на сводах, опирающихся на массивные кирпичные столбы. Терраса служит основанием для Висячего сада и является связующим звеном между сооружениями ансамбля Камерона и Большим Царскосельским дворцом. Со стороны Висячего сада и Камероновой галереи верхний этаж Холодной бани воспринимается как совершенно самостоятельный одноэтажный парковый павильон.

От остальных фасадов главный фасад отличается наличием таких же, как на Камероновой галерее, колонн, чем подчеркивается единство этих сооружений.

Холодная баня — редкий в истории русской архитектуры образец здания, в самом плане которого нашла отражение идея следования античным образцам. Разрабатывая проект Холодной бани, Ч. Камерон, по-видимому, использовал планировку центральной части терм Константина, уничтоженных в начале XVII века и известных по обмерам А. Палладио, которые он воспроизвел с комментариями в своем трактате «Термы римлян». Согласно Камерону, в число помещений римских терм входили аподитерий, или помещение для раздевания; унктуарий — для хранения масел; сферистерий — большой зал для упражнений; кальдарий — горячая баня; лаконик — парильня; тепидарий — теплая комната с подогретой водой и фригидарий — холодная баня. В Холодной бане были устроены Купальный зал с оловянным бассейном в центре, «теплая» и «жаркая» бани, «отдыхательная комната». Все помещения нижнего этажа имеют каменные своды и освещены высоко расположенными полукруглыми – «термальными» - окнами. В них повсюду простые дубовые наборные паркеты  и выкрашенные в белый цвет одностворные филенчатые двери.

В интерьерах второго этажа Ч. Камерон применил цветной камень, живопись и лепку. Лепные работы во всем здании выполнял О. Мельников — крепостной Н. А. Львова, известного архитектора и поэта, и другие матера, скульптурные — Ж.-Д. Рашетт и К. Гофферт. В отделке интерьеров участвовали и другие талантливые мастера-декораторы, работавшие в Санкт-Петербурге в 1780-х годах, среди которых следует особенно отметить скульптора и декоратора Ж.-Б. Шарлеманя-Боде, выступавшего в качестве подрядчика на проведение большинства отделочных работ, и живописца И. Рудольфа.

Для полов в верхнем этаже были использованы паркеты, выполненные мастером X. Мейером по проектам Ю. М. Фельтена для дома А. Д. Ланского, строившегося в эти же годы в Санкт- Петербурге (из-за смерти фаворита императрицы они остались невостребованными).

Несмотря на повреждения военных лет, первоначальная отделка интерьеров павильона сохранилась. В настоящее время помещения первого этажа Холодной бани используются для временных выставок.

Русская бня. От расположенного посередине здания входа из-под сводов Висячего сада начинается коридор, по сторонам которого располагались различные службы: комнаты для прислуги, кладовые для хранения масел и различных банных принадлежностей, помещения, где были устроены печи и котлы для нагревания воды.

Сегодня мы входим в комнаты первого этажа через небольшой овальный вестибюль, с такими же, как на фасаде, нишами. Сразу за ним располагалась «горячая баня», устроенная как традиционная для России  парная, маленькая, ранее сплошь обшитая деревом.

Ч. Камерон не имел представления об устройстве русской бани и для ее создания обратился за помощью в Контору строений. Работа была поручена архитектору И. В. Неелову, который представил заказчикам смету в октябре 1785 года. Согласно его проекту в южном углу комнаты поставили печь, на решетчатом своде которой было сложено 250 пушечных ядер; их поливали водой для образования горячего пара. В углу напротив находился полок из липовых досок, скамейки и баки для воды. Подогретая вода поступала из котла, расположенного за стеной.

Императрица спускалась в Холодную баню по лестнице из бельэтажа, пройдя из своих комнат через Висячий сад.

Угловые кабинеты («Отдыхательная комната»). Два угловых кабинета имеют одинаковую отделку. Из задуманного Камероном были выполнены лишь изящные коринфские колонны цветного и белого мраморов. Эти колонны поддерживают пяты сводов, на парусах которых размещены круглые лепные барельефы. Два из них посвящены мифу об Амуре и Психее, два других изображали Афродиту и Адониса и сцену из истории Селены и Эндимиона. Ближайший к лестнице кабинет назывался «отдыхательной комнатой» и почти целиком был занят «античным ложем». Здесь превосходно сохранился камин белого мрамора с женскими фигурками на лопатках и резным орнаментом на фризе,  работы Ж.-Б. Шарлеманя-Боде.

Второй угловой кабинет, расположенный между теплой и парной банями, предназначался для массажных процедур.

Ванная комната («теплая баня»). Смежная с «массажной комнатой» ванная комната или «теплая баня» — просторное и светлое помещение, где прежде находилась ванна для купания в теплой воде. Стены Ванной были оштукатурены и окрашены; единственным украшением их стали профилированные рамки, членящие плоскости стен на филенки, и лепные декоративные вазы высокого рельефа над фронтонами дверей, две из которых ложные, несущие декоративную функцию. В XIX веке в Ванной комнате был установлен камин светло-серого мрамора.

Купальный зал. Самым просторным и светлым помещением первого этажа является Купальный, перекрытый двойным крестовым сводом. Согласно первоначальному проекту Камерона Купальный зал с бассейном должен был выглядеть особенно нарядно, поражать золотом лепных украшений на перекрытиях и также богатой отделкой стен из искусственного мрамора, расписанных орнаментами. Предполагалось установить над бассейном роскошный балдахин на фаянсовых колоннах с золочеными бронзовыми орлами и вымостить пол разноцветным мрамором.

Однако этот проект императрица отклонила; Камерону удалось отстоять лишь часть своего первоначального замысла и декорировать стены зала рельефными композициями на сюжеты мифов, связанных с водной стихией.

Сразу под сводами расположены большие полукруглые  панно с многофигурными композициями: на юго-восточной стене — «Акид и Галатея», на юго-западной — «Пан и Сиринга» и «Кентавр Несс и Деянира». На барельефе северо-западной стены изображена Амфитрита в окружении нереид, тритонов, дельфинов и амуров. Ниже идет сплошной скульптурный фриз, составленный из прямоугольных панно, чередующихся с круглыми медальонами, на которых представлены такие сюжеты, как «Туалет Венеры», «Галатея и Нептун», «Купающиеся наяды», «Триумф Амфитриты», а также аллегории рек и озер, изображение купальщиц и музы Эвтерпы. Скульптурные композиции были выполнены под руководством Ж.-Д. Рашетта.

Под паркетом зала скрыт кирпичный каркас находившегося в центре зала круглого бассейна для купания в прохладной воде объемом 13 кубометров, окруженный деревянной балюстрадой. Лесенки спускались в оловянную ванну, изготовленную мастером Албрехтом. В зале был установлен камин из белого мрамора, украшенный золоченой бронзой.

В годы Великой Отечественной войны в Купальном зале была устроена конюшня; бассейн был разломан, многие двери уничтожены, от полов остались лишь обломки. В 1949 и 1990 годах  прошли реставрационные работы.

Лестница. Два этажа павильона «Холодная баня» соединяет винтовая лестница, словно висящая в воздухе. Ее спиралевидный марш вписан в овальный объем помещения без обычных подпорных стенок. Концы ступеней вставлены в специальный канал, выбранный в стене, и заклинены камнем; кромки ступеней соединены посредством закруглений и выемок, и таким образом ступени опираются также друг на друга.

Сокращение расходов на художественную отделку помещений первого этажа Холодной бани, пересмотр проектных решений коснулись также и лестницы. На вопрос Ч. Камерона: «Из чего угодно ступени сделать, из российского мрамора или дикого камня?», последовал ответ императрицы Екатерины II: «Из дикого камня, но только покойную». Исполняя пожелания заказчицы, архитектор изготовил ступени из серого мелкозернистого гранита. Решетка лестницы получила простой рисунок в виде вертикальных стержней и гладких золоченых розеток; ее полированный поручень выполнен из красного виргинского дерева. Пол лестничных площадок выложен белым и серым мрамором с широким бордюром из путиловской плиты.

Стены лестничного пространства прорезаны двумя дверями и парой окон, между которыми располагаются полуциркульные ниши с мраморными скульптурами. Над нишами размещены круглые лепные медальоны с мифологическими композициями работы Ж.-Д. Рашетта. Стеклянное заполнение окна-двери,  выходящей на Висячий сад, выгнутое по форме стены, восстановлено в 2012 году.

Белые розетки кессонов купола над лестницей производят впечатление кружевного узора. Основание купола обегает лепной карниз с рельефом из листьев лотоса, а под ним тянется широкий фриз изящных арабесок с фигурами грифонов и вазами между ними.

Силуэт лестницы и все ее пространство, созданное Ч. Камероном, составляют одно из самых совершенных и изысканных творений шотландского архитектора, уникальное в истории русского зодчества, с которым оказалось связано его творчество.

Екатерининский парк Агатовые комнаты. Отделке парадных помещений второго этажа Холодной бани Ч. Камерон придавал особое значение: интерьеры Агатовых комнат декорированы мрамором, росписями, золоченой бронзой, наборными паркетами, цветной уральской и алтайской яшмой, которую российские мастера XVIII века обрабатывали с исключительным мастерством.

Месторождения твердых цветных камней были открыты на Урале уже в XVI веке, однако в то время еще не знали способов их обработки. Большой интерес к использованию «цветных каменьев» в отделке дворцовых интерьеров проявлял император Петр I, заложивший основу для развития камнерезного дела в России. По его указу в 1725 году в пригороде Санкт-Петербурга — Петергофе — открылась первая в России гранильная фабрика, где начали изготавливать изделия из цветных камней и обучать мастеров камнерезного искусства. В середине XVIII века среди российской аристократии распространилось увлечение минералогией. В 1765 году по указу императрицы Екатерины II на Урал отправилась экспедиция во главе с Я. Данненбергом, открывшая новые месторождения яшмы, агатов, сердоликов и других минералов. К началу 1780-х годов на русских гранильных фабриках была разработана технология получения изделий из твердых самоцветов, и давняя мечта об украшении дворцовых залов природным цветным камнем стала осуществимой.
Камерон построил Холодную баню в 1780-1781 годах и в 1782 –м приступил к отделке.

Весной 1783 года он получил распоряжение Екатерины II изменить замысел отделки двух кабинетов во втором этаже Холодной бани и подготовить проект их яшмового убранства. В соответствии с новым проектом стены кабинетов были обрублены на девять сантиметров и покрыты известняковыми плитами, облицованными яшмой в технике «русской мозаики». Особую трудность представляли заключительные работы — шлифовка и полировка цветного камня, призванные выявить яркость красок и сочность тонов. Полировщикам требовалось довести до стеклянного блеска около двухсот квадратных метров стен, наличников и карнизов. Эта работа была вручную осуществлена русскими мастерами.

Поскольку широко использованная в отделке уразовская яшма называлась «мясным агатом», название «Агатовые комнаты» со временем закрепилось за всем павильоном, хотя нижний этаж и продолжал называться Холодной баней.

В годы Великой Отечественной войны и оккупации искусственный мрамор и яшмовая облицовка на стенах и дверных полотнах Агатовых комнат сильно пострадали. Значительная часть позолоченных бронзовых орнаментов, украшавших стены и двери всех помещений, часть бронзовых ветвей-светильников и бронзовые медальоны с пьедесталов в зале, бронзовые рашеттовские барельефы со стен Яшмового кабинета были утрачены.  Бесследно исчезли многие мраморные скульптуры и шесть яшмовых ваз.,Однако, несмотря на большие потери, отделка Агатовых комнат в основном сохранилась с XVIII века и является образцом уникальной, не имеющей аналогов в истории мирового искусства художественной традиции.
Реставрационные работы в Агатовых комнатах были завершены в сентябре 2013 года.

Екатерининский парк Камеронова галерея. Задуманная императрицей Екатериной II для прогулок и философских бесед и осуществленная Ч. Камероном галерея расположена на склоне холма, на границе регулярной и пейзажной частей Екатерининского парка. По высоте Камеронова галерея совпадает с Екатерининским дворцом, но из-за того, что она стоит на пологом склоне, высота ее нижнего этажа по мере удаления от дворца значительно возрастает за счет постепенного повышения цоколя, сложенного из тесаных блоков сясьской плиты. Стены первого этажа галереи прорезаны трехчастными оконными проемами, простенки между которыми выложены грубо обработанным пудостским камнем. Нижний этаж служит основанием колоннады второго яруса, состоящей из 44 белых каннелированных колонн с ионическими капителями. Отступив от принятых пропорций в соотношении высоты колонн и интервалов между ними, Ч. Камерон несколько увеличил последние, придав колоннаде особые легкость и грацию. Увеличенные оконные проемы остекленного зала в центральной части второго этажа здания придают ему совершенную прозрачность. Сопоставление мощных аркад нижнего и легкого верхнего этажей определяет художественный образ Камероновой галереи, воплощающий философскую идею извечного контраста бытия. Благодаря сплошным огромным окнам-дверям верхний этаж галереи кажется совершенно прозрачным.

Увеличенные оконные проемы остекленного зала в центральной части второго этажа здания придают ему совершенную прозрачность. Сопоставление мощных аркад нижнего и легкого верхнего этажей определяет художественный образ Камероновой галереи, воплощающий философскую идею извечных контрастов бытия.

Архитектор несколько раз повторил мотив четырехколонных портиков: у двух основных входов — с восточной и западной сторон они поддерживают фронтоны колоннады, а на вытянутых в длину северных и южных фасадах повторены с декоративной целью. Фриз и карниз, опоясывающие галерею, трактованы в строгой классической традиции: фриз украшен изящными венками, карниз — львиными масками.

Для отделки первого этажа галереи, так же как и для Холодной бани, Пандуса и Висячего сада, Ч. Камерон использовал пудостский камень, добывавшийся в окрестностях Санкт-Петербурга, в селе Пудость; этот материал напомнил ему своим цветом и фактурой «обветренные» камни античности.

Строительство галереи началось в 1784 году: в марте архитектор подал в Контору строений Царского Села ее план и модель. Эти документы не сохранились: чертежи вернули архитектору для ведения строительных работ, а после его смерти вдова Ч. Камерона уехала в Англию и увезла с собой весь семейный архив. С тех пор его следы теряются. Условия договора закреплялись залогом подрядчика: Кеза отдавал под залог свой каменный дом в Санкт-Петербурге до тех пор, пока строительство не будет завершено и принято высокими заказчиками.

В период строительства Камероновой галереи изменения были внесены только при создании лестницы, ведущей на второй этаж. В первоначальном проекте лестница поднималась из парка лишь до помещений первого яруса; два верхних марша, ведущие на колоннаду, были добавлены позднее по распоряжению Екатерины II: таким образом, спроектированные Камероном лестничные марши соединили нижний этаж с колоннадой. Изменения, внесенные в проект лестницы, повлекли за собой изменения в рисунке решетки галереи. По первоначальному замыслу предполагалось украсить галерею железной решеткой с позолотой; новая решетка, сохранившаяся до наших дней, была выкрашена в белый цвет. Она огибает колоннаду и спускается вниз по лестничным маршам. Камерон с гениальной простотой решил монументальную лестницу и украсил ее боковые устои двумя колоссальными статуями Геркулеса и Флоры, отлитыми из бронзы.

В марте 1787 года строительство Камероновой галереи, которым руководил архитектор царскосельской Конторы строений И. В. Неелов, было закончено. Верхний ее ярус и по сей день остается таким, как два века назад. Перепланировке подверглись лишь помещения первого этажа, использовавшиеся под жилые комнаты для придворных дам и фрейлин (в настоящее время в них размещаются временные выставки). Колоннада служила своеобразным бельведером: с нее открывается великолепный вид на Большой пруд и пейзажный парк, а некогда и на более отдаленные окрестности. Галерея доминирует над парком, и ее колоннада видна издалека.

В 1780–1790 годах на галерее установили бронзовые бюсты, выполненные в литейной мастерской Санкт-Петербургской Академии художеств, — уникальное скульптурное собрание, сохранившееся на своем историческом месте, избранном для него Екатериной II, до наших дней.

Императрица часто прогуливалась на галерее, говорила, что «любит ее», и часто восхищалась открывающимися с нее видами. В одиночестве, в окружении бюстов великих предшественников она размышляла над судьбами мира. Скульптурная коллекция, украсившая Камеронову галерею по воле Екатерины II, воплощает продуманную идеологическую программу и составляет единый цикл, отражающий мировоззрение великой императрицы.

С 1788 года императрица вместе со своим секретарем А. В. Храповицким расставляла на колоннаде и на южном фасаде Холодной бани бронзовые копии знаменитых антиков — портретные бюсты великих писателей и философов древности, мифологических и исторических героев. Выражая в подборе исторических персонажей свои взгляды, подобно английским аристократам первой половины XVIII века, она включила в свою скульптурную галерею изображения богини Юноны, Платона, Гомера, Овидия, Сенеки, Цицерона и Демосфена. Отнюдь не случайно в числе первых был установлен бюст Сенеки. Древнеримскому философу и драматургу, полагавшему, что при справедливом правителе, носителе разума, монархия может быть залогом благоденствия государства, принадлежит выражение «Только мудрец умеет быть царем», которое любила повторять Екатерина II.

Летом 1790 года, когда в Санкт-Петербурге и Царском Селе слышна была «ужасная канонада» шведов, грозивших захватом русской столицы, а в России «сеяла заразу французскую» книга А. Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», на галерее появился бюст Ахилла (так считали в то время; лишь позднее он был атрибутирован как Арес) — любимого героя Александра Македонского, с которым Екатерина II чувствовала внутреннее родство. Александр — «завоеватель мира» — отличался безрассудной смелостью, вспыльчивостью, упрямством и безмерным честолюбием. Смелость, решительность, честолюбие определяли и характер русской императрицы.

В 1791 году Екатерина II заказывает бюст Цезаря — великого полководца и усмирителя галлов. Считая, что Франция в результате революционных событий может превратиться в полудикую страну, императрица предсказывала появление «нового Цезаря», который образумит «галлов». Не случайно в том же году Камеронову галерею украсили бюсты Геркулеса и победителя тьмы Аполлона, а также портреты «носителей света» — философов, ораторов, поэтов и писателей.

Наряду с «Минервой», «Аяксом», «Меркурием», образцы для которых были взяты из царскосельского Концертного зала, Екатерина II лично утвердила для отливки в меди бюсты великих полководцев и мудрых государей, умиротворявших народы: Сципиона Африканского, Германика, Септимия Севера, Марка Аврелия, Веспасиана, Тита. Заказ императрицы был выполнен в 1794 году. Двумя годами ранее из Академии художеств сообщали, что в соответствии с высочайшим пожеланием осталось отлить бюсты Митридата, Весты, Тиберия, Каракаллы и Брута. Однако с этим заказом венценосная заказчица не спешила и вскоре отказалась от повторения портретов не симпатичных ей Тиберия и Каракаллы и заказала бюсты понтийского царя Митридата и Брута (дань давним республиканским пристрастиям). Когда же 21 января 1793 года, после получения известий о казне французского короля, Екатерина II окончательно отвергла идею всеобщего братства, произнеся слова «Равенство — чудовище», Брут был изгнан с Камероновой галереи. Наконец, в июне 1793 года императрица приказала прислать для своего выбора реестр «лучших бюстов», достойных отливки для установки на ее колоннаде, и поместила в свой Пантеон бюст М. В. Ломоносова. Так собрание бронзовых кумиров Екатерины II пришло к логическому завершению.

Екатерининский парк Висячий сад. Пандус. Террасу Камероновой галереи, бельэтаж Зубовского флигеля, где располагались личные покои Екатерины II, и Агатовые комнаты Холодной бани, в которых императрица в утренние часы читала, просматривала государственные бумаги и отвечала на письма, соединяет Висячий сад.

Со стороны сада можно попасть во второй этаж Холодной бани, в Агатовые комнаты, куда ведут три дубовые двери: дверь слева — в переднюю, называемую Кабинетцем; средняя — в Большой зал; дверь справа — в Библиотеку и, через нее, на лестницу. Фасад второго этажа Холодной бани, выходящий к Висячему саду, оформлен овальной полуротондой; светложелтые стены оттеняет кирпично-красный тон рельефных медальонов и ниш, в которых установлены декоративные бюсты и статуи из темной бронзы.

Терраса между Камероновой галерей, Зубовским флигелем и Агатовыми комнатами, задуманная для небольшого Висячего сада на уровне второго этажа, покоится на сводах, поддерживаемых мощными пилонами. Для разбивки сада на террасу уложили гидроизоляцию из листового свинца и насыпали слой земли, позволявший выращивать растения, подобранные таким образом, чтобы сад постоянно находился в цвету. В XVIII веке здесь росли яблони, сирень, жасмин и ро-зы; вокруг кустов были высажены тюльпаны, пионы, нарциссы.

Боковые стороны Висячего сада окружала утраченная ныне балюстрада из эзельского доломита — камня, добывавшегося на острове Эзель. В начале XIX века она обветшала и была заменена деревянной, окрашенной в белый цвет.

Первоначально Висячий сад был П-образной террасой, которая соединяла между собой личные комнаты императрицы, Холодную баню и  Камеронову галерею.

Расширили сад пятью годами позже, при проектировании и строительстве Пандуса. Для этого потребовалось поставить еще шесть столбов и выложить своды между флигелем дворца и Камероновой галереей, где прежде сада не было. В итоге Висячий сад выдвинулся на линию фасадов дворцового флигеля и галереи и приобрел свою сегодняшнюю форму.

Теперь южный угол торцевой части Зубовского флигеля, непосредственно соединенный с Висячим садом, превратился в полуоткрытую Зеркальную площадку: ее архитектурное оформление как в зеркале повторяло Камеронову галерею с каннелированными колоннами ионического ордера, фризом с венками и мраморным полом. Зеркальная площадка соединялась с покоями Екатерины II: дверь с нее вела в Зеркальный кабинет — одну из личных комнат императрицы во втором этаже Зубовского флигеля.

Иметь из Висячего сада дополнительный спуск в Екатерининский парк императрица Екатерина II пожелала в начале 1792 года. Приступая к разработке проекта, Ч. Камерон предложил не повторять уже имевшуюся на Камероновой галерее лестницу, а построить пологий спуск. Предложение было одобрено, и впоследствии спуск назвали Пандусом (спокойный, легкий спуск).

Пандус образуют семь понижающихся арок-сводов и три безарочных пилона. В замковых камнях арок с обеих сторон высечены маски античных богов — Юпитера, Юноны, Марса, Минервы, Меркурия — и других мифологических персонажей.

Над колоннами, разграничивающими уступы по обеим сторонам спуска, прежде были установлены бронзовые статуи муз — Эвтерпы, Каллиопы, Мельпомены, Полигимнии, Талии, Терпсихоры, Урании и Эрато, а также Венеры Каллипиги, Венеры Медицейской, Меркурия и Флоры. В XVIII веке богато украшенный скульптурой Пандус называли «Лестницей богов». Однако бронзовые статуи простояли недолго: в 1799 году по указу императора Павла I их перевезли в Павловск, где установили на круглой плошадке в Старой Сильвии (так возникла площадка Муз), а на их место на Пандусе в 1826 году поставили чугунные жертвенники с чашами для цветов, отлитые на Петербургском казенном чугунолитейном заводе по рисункам архитектора В. П. Стасова. В самом конце Пандуса до 1941 года находились две колоссальные бронзовые вазы, выполненные по античным образцам. Во время оккупации города они бесследно исчезли.

Сооружение Пандуса завершилось в апреле 1794 года. Строительство велось под руководством архитектора И. В. Неелова — постоянного помощника Ч. Камерона. Тогда же по рисункам Камерона на Пандусе были установлены железные ворота с решетками, изготовленные на Сестрорецких заводах и простоявшие до середины XIX века.

В 1811 году Пандус был передвинут в связи с устройством в 1810 году на месте скатов Катальной горы Рамповой аллеи, пересекающей парк от Екатерининского дворца почти до Орловских ворот. Чтобы совместить направление Пандуса с аллеей, было решено его передвинуть; для этого узел соединения Пандуса с Висячим садом переместили со средней на вторую арку от дворца.

В 1860-х годах, когда император Александр II избрал Зубовский флигель своей летней квартирой, значительный участок парка, прилегающий к флигелю, отвели под Собственный садик и оградили металлической решеткой. Новая ограда непосредственно примыкала к окончанию Пандуса, где решили поставить вторые ворота. Чтобы избежать различия между новыми и старыми воротами, в 1865 году ворота Ч. Камерона заменили новыми отлитыми по проекту архитектора А. Ф. Видова. Эти ворота сохранились до наших дней.

Екатерининский парк Регулярный парк.
Старейшая, регулярная часть Екатерининского парка создавалась в первой половине XVIII века в голландском вкусе, для отдохновения и развлечения августейших хозяев от тягот государственной службы. Прилегающая к дому местность на Сарской мызе в первые годы после ее перехода в собственность Екатерины I, в 1720-х годах был перепланирован садовыми мастерами Я. Роозеном и И. Фохтом. Склон с восточной стороны был обработан уступами, при этом «в каждой куртине, — как писал историк Царского Села И. Яковкин, имея в виду 1721-й год, — насажены были яблони и вишни, с коих плоды, во время присутствий Двора в Москве, отдаваемы были на откуп, а с некоторых и тогда сохраняемы были впрок различным образом. Видите ли, что в некоторых аллеях деревья, против прямой линии, посажены выгнутыми впадинами? По каждой аллее были в них беседки с лавками из брусков, к коим деревья привязывались. Таких беседок, в верхнем и нижнем садах, по всем аллеям было 48; а здесь, на углу к каналу и набережной, были открытые, по сторонам, галереи с кровлями, на 90 сажен длины и 6 сажен ширины».

В царствование императрицы Елизаветы Петровны, при реконструкции всего царскосельского ансамбля, начатой в 1743 году, территория Старого сада значительно расширилась. В преобразовании сада участвовали архитекторы М.Г. Земцов, А. В. Квасов, С. И. Чевакинский, Ф.-Б. Растрелли, по проектам и под наблюдением которых велись работы по строительству Большого Царскосельского дворца и парадных павильонов.

В основе композиционного решения регулярного парка лежит правильная симметричная организация пространства вокруг дворца, строгая система расположения аллей, площадок, павильонов и скульптур. Деревья и кустарники использовались в регулярном парке как своеобразный строительный материал: придавая им форму пирамид, шаров, ниш, арок и т. п., мастера искусно превращали аллеи в зеленые галереи и залы под открытым небом. Столь же строгие правила соблюдались при отборе и посадке деревьев, кустарников и цветов. Среди стриженой листвы аллей возвышались увеселительные павильоны. Появившиеся в саду скульптуры, в отличие от петровского Летнего сада, располагались не в соответствии с продуманной иконографической программой, которая подчас несла дидактическую нагрузку, а играли прежде всего декоративную роль.

Черты Старого сада прослеживаются ныне в парадной части Екатерининского парка, воссозданной в послевоенные годы по проекту архитектора Н. Е. Тумановой на основе исторических чертежей и документов.

Регулярная часть Екатерининского парка занимает территорию между Екатерининским дворцом, Каскадными прудами и Большим прудом. Центральная аллея Старого сада — главная композиционная ось всего дворцово-паркового ансамбля — соединяет дворец с павильоном «Эрмитаж». С террасы хорошо просматривается деление парка на две части: верхнюю (перед Екатерининским дворцом) с понижающимися уступами-террасами, связанными между собой каменными лестницами, и нижнюю, за которой, отделенный Рыбным каналом, прячется в Дикой роще павильон «Эрмитаж».

На первой террасе перед Екатерининским дворцом, привлекает внимание узорный партер, напоминающий паркеты дворцовых залов. Такие партеры, представляющие собой своеобразную мозаику из битого кирпича, угля, толченого стекла и песка различных оттенков, были типичным украшением регулярных парков в XVIII веке.

Екатерининский парк Парковая скульптура. Более двух веков регулярную часть Екатерининского парка украшают мраморные статуи и бюсты работы венецианских мастеров начала XVIII века Д. Бонаццы, П. Баратты, А. ди Тальяпьетры, Б. Модоло, Д. Дземиниани, Д. Дзордзони и А. Тарсиа.

Скульптура для украшения распланированного перед Екатерининским дворцом сада была привезена в Царское Село в середине XVIII века из Санкт-Петербурга, главным образом из Летнего сада, и происходила из собраний пластики, приобретенных в петровское время.

Статуи мифологических персонажей (Персей и Андромеда, Геркулес, Марс и др.), аллегории (Воинская доблесть, Патриотизм, Мудрость, попирающая порок, Великолепие, Мир, времена года и месяцы), исполненные по заказу Петра I и его сподвижников для прославления побед России и для воспитания и образования подданных, приобрели сугубо декоративную роль в саду его дочери, императрицы Елизаветы Петровны.

В настоящее время скульптуру венецианских мастеров можно видеть у парадного и садового входов в Екатерининский дворец, а также на главной аллее Старого сада и в павильоне «Грот».

На Камероновой галерее, в портике Агатовых комнат, на Пандусе и на Висячем саду при Екатерине II были расставлены бронзовые бюсты и статуи — копии наиболее выдающихся по оценкам того времени античных скульптур, изготовленные в 1780–1790-х годах, в основном по моделям и слепкам, привезенным из Италии И. И. Шуваловым и Н. Б. Юсуповым. Отливка производилась в Императорской Академии художеств литейными мастерами Э. Гастклу и В. Б. Можаловым под руководством профессора скульптуры Ф. Г. Гордеева. Кроме того, в бронзе были скопированы аллегорические бюсты четырех стихий работы Л. С. Адана, «Гений смерти» А. Кановы, а также сделаны отливки портретов М. В. Ломоносова работы Ф. И. Шубина и английского политического деятеля Ч. Фокса работы Ч. Ноллекенса. Среди мифологических персонажей, античных полководцев, поэтов, философов и римских императоров Екатерина II поместила два портрета своих современников, почтив их, таким образом, особым вниманием. На Камероновой галерее установлены также бюсты, отлитые в 1790-е годы В. Екимовым по моделям К. Альбани.

В 1930-х годах в Собственном садике Екатерининского парка установили произведения русских скульпторов середины XIX столетия — В. П. Бродзского и П. П. Забелло, а также копию «Танцовщицы» А. Кановы.

Следует упомянуть об утратах времен Великой Отечественной войны. Тогда Царское Село лишилось колоссальных бронзовых скульптур: бюста императора Тита с Камероновой галереи, статуй Ниобеи с дочерью из Цветного садика и спящей Ариадны («Клеопатры») из грота под галереей, двух бронзовых статуй Екатерины II: одного из вариантов знаменитого микешинского памятника, стоявшего на главной аллее  Екатерининского парка и императрицы в образе Кибелы  работы Ж.Д. Рашетта, находившейся в павильоне «Грот».

Екатерининский парк Верхняя ванна. На берегу Зеркального пруда расположен павильон «Верхняя ванна», или, как его называли в XVIII веке, «Мыльня их высочеств», построенный в 1777–1779 годах архитекторами В. И. и И. В. Нееловыми.

Верхняя ванна исполнена в стиле раннего классицизма. Скупо украшенный фасад производит впечатление изысканной простоты благодаря пропорциональному соотношению основного объема и обращенного в сторону пруда трехгранного ризалита. Стены ризалита в нижней части прорезаны полуциркульными окнами и широким дверным проемом, а вверху — круглыми окнами. Венчает здание парапет с балюстрадой.

Особенно хорош вид на Верхнюю ванну, открывающийся с центральной аллеи Старого сада. Фасад павильона, отчетливо вырисовываясь на фоне зелени, замыкает перспективу пруда, в зеркальной глади которого отражаются его светло-желтые стены.

До середины XIX века Верхняя ванна сохраняла свое первоначальное назначение и состояла из шести помещений: сеней, раздевальни, ванны, бани (парильни), помещения истопника (водогрейной) и центрального восьмигранного зала для отдыха.

Потолок и стены центрального зала расписал А. И. Бельский по гравюрам с рисунков художника Ф. Смуглевича и архитектора В. Бренны, исполненных ими с росписей Золотого дома Нерона в Риме.

Разрушенная в годы войны Верхняя ванна была реставрирована в 1952–1953 годах. Плафон и два десюдепорта центрального зала, как и прежде, изображают сцены античного мифа о Фаэтоне, сыне бога Солнца. В полихромной росписи стен, воссозданной тогда же, использованы мотивы гирлянд, цветов и фруктов, придающие интерьеру праздничность и нарядность.

В настоящее время павильон используется для размещения временных выставок.

Екатерининский парк Нижняя ванна. Неподалеку от Верхней ванны расположена Нижняя ванна, или, как ее называли в XVIII веке, Кавалерская мыльня. Этот павильон, стоящий в стороне от парковых аллей и предназначавшийся для придворных, был построен по проекту архитектора И. В. Неелова в 1778–1779 годах. Его фасад наполовину скрыт от взглядов посетителей сада деревьями и кустарниками.

Нижняя ванна состоит из десяти помещений, сгруппированных вокруг центрального зала с большой круглой ванной. Вода разогревалась в двух водогрейнях, имевших самостоятельные входы, и по трубам подавалась в баню и помещения с ваннами.

Оригинальный план павильона определил его внешний облик. Два его фасада — обращенный в сторону дворца и противоположный — идентичны; ни тот ни другой не является главным. Стены центрального зала подняты значительно выше стен боковых помещений и образуют световой барабан, на котором покоится венчающий здание купол. Как на барабане, так и на фасадных стенах использованы круглые окна, расположенные в соответствии с функциональным назначением здания высоко над землей.

Незначительно пострадавшие в период Великой Отечественной войны фасады павильона были восстановлены в 1944–1945 годах. В павильоне сохранялись фрагменты внутренней отделки и исторические гранитные ванны. 5 июля 2011 года, после кропотливой реставрации, павильон Нижняя ванна был открыт для публики.

Екатерининский парк Эрмитаж. Подобные павильоны, название которых по-французски означает «хижина отшельника», получили широкое распространение в регулярных садах XVIII века. Они предназначались для отдыха и обедов владельца усадьбы в узком кругу избранных и помещались в дикой части парка. Для того чтобы общению хозяев и гостей не мешало присутствие прислуги, в таких павильонах обычно устанавливались механизмы, приводившие в движение подъемные столы. Уже упоминавшийся летописец Царского Села И. Яковкин обращался к читателям так: «Ну, господа! Теперь, осмотрев все любопытное по этой стороне, в прежних верхнем и нижнем садах, пойдем осматривать в называвшейся первоначально дикой роще истинно царски украшенный эрмитаж».

Павильон «Эрмитаж» в Царском Селе первоначально спроектировал М. Г. Земцов. Весной 1744 года приступили к кладке фундаментов, которые к осени того же года были завершены. Однако в 1749 году фасады готового к тому времени павильона были переделаны в соответствии с новым проектом Ф.-Б. Растрелли. Неповторимый почерк обер-архитектора императрицы Елизаветы Петровны передают исключительно сложные ракурсы, в которых здание предстает зрителю при ближайшем рассмотрении.

Еще через два года лепных дел мастера Д.-Б. Джани и Г.-Ф. Партир установили по замыслу Растрелли 68 больших и малых капителей на колоннах Эрмитажа и 28 — на пилястрах. Растрелли включил в наружное убранство павильона круглую скульптуру: 8 статуй стояли на постаментах балюстрады у основания восьмигранного купола, 4 — завершали кровли четырех кабинетов. Центральный купол павильона венчала группа «Похищение Прозерпины». Кроме того, здание украшали 16 статуй, расставленных между группами колонн на фасадах кабинетов. Они стояли на постаментах, декорированных рокайлями и, судя по изображению на чертежах и гравюрах, ни одна из них не повторяла другую. Статуи Славы на больших фронтонах поддерживали великолепный картуш с вензелем императрицы.

Динамика композиции сооружения, усиленная ритмом декорирующих фасады коринфских колонн, преобладание вертикальных членений над горизонтальными, отчетливо передал в своем изображении павильона М. И. Махаев. Исполненная по его рисунку гравюра — бесценный исторический документ, сохранивший для нас облик Эрмитажа в его праздничном барочном наряде.

К сожалению, ни одна из статуй, входивших в первоначальное убранство здания, не дошла до нашего времени, но сохранились и были скопированы редчайшие образцы русской декоративной пластики середины XVIII века, примененные в скульптурном оформлении фасадов, — гипсовые барельефы на постаментах колонн. Тематика 32 барельефов, изображающих «Игры амуров», как нельзя лучше отвечала царившей в Эрмитаже праздничной атмосфере. Помимо барельефов фасад павильона украшают фигуры атлантов, поддерживающих балконы, картуши, маскароны и другие декоративные детали.

В 1753 году лепные украшения были покрыты позолотой, а фасады окрашены: белые колонны и наличники, золоченные лепные детали и скульптура особенно эффектно выделялись на сине-зеленом «селадонном» фоне стен. Кровля, первоначально зеленая, в 1755 году получила белый цвет, а украшавшие ее статуи и гирлянды засверкали золотом. Декоративное оформление фасадов Эрмитажа завершилось одновременно с его внутренней отделкой, начатой в 1748 году.

Установленный на площадке, вымощенной черными и белыми мраморными плитами, павильон был окружен каналом фигурных очертаний с двумя мостиками; канал окаймляла балюстрада, также украшенная статуями и вазами. Канал и Дикая роща призваны были вселять чувство меланхолического уединения, настраивать на созерцательный лад и навевать воспоминания. По словам теоретика паркового искусства К. Гиршфельда, «таинственная мрачность и темнота места, глубокое уединение и торжественная тишина, величественные предметы естества не преминут привести душу в некоторое чувствие и понудить ее к важным помышлениям». Канал, впрочем, так и не был заполнен водой, которой в Царском Селе всегда не хватало (об этом свидетельствуют архивные источники и данные археологических исследований 2006 года), и в 1777 году по воле новой хозяйки Царского Села Екатерины II его засыпали.

В ходе реставрационных работ 2005–2006 годов канал вокруг Эрмитажа был восстановлен на основе планов, составленных В. И. Нееловым, материалов археологических исследований и рисунка М. И. Махаева. Уникальное для парковой архитектуры «фортификационное» сооружение вновь обрело исторический облик и необычную отделку из валунов и известняковых блоков.

Павильон «Эрмитаж» не перестраивался с середины XVIII века, поэтому его внутренняя отделка дошла до нашего времени почти без изменений. Центральный прямоугольный зал павильона связан расходящимися от него по диагоналям галереями с четырьмя квадратными в плане кабинетами. Интересна отделка главного зала Эрмитажа, созданная Ф.-Б. Растрелли. Благодаря широким окнам, служившим одновременно дверями для выхода на балконы, зал был пронизан светом. В простенках между окнами размещались зеркала в резных золоченых рамах, переходящих в обрамления живописных десюдепортов. Прежде в зале находились обеденные столы с подъемными механизмами. Назначение интерьера подсказало сюжет плафона, написанного Д. Валериани: «Юнона и Юпитер приглашают небожителей к накрытому и уставленному роскошной посудой столу». Сюжеты для живописных панно над зеркалами среднего зала Д. Валериани заимствовал из «Метаморфоз» Овидия: «Вакх и Ариадна», «Аполлон, преследующий Дафну», «Вакх, венчающий Дафну звездной короной» и «Похищение Европы».

Плафоны галерей, соединяющих средний зал с кабинетами, написал А. Перезинотти. По содержанию они перекликались с барельефами на фасадах Эрмитажа и изображали амуров с аллегорическими атрибутами времен года.

Екатерининский парк Грот. Гроты, украшенные внутри раковинами и туфом, в XVIII веке были почти обязательной принадлежностью больших регулярных садов.

Проект постройки Грота на берегу царскосельского Большого пруда разработал архитектор Ф.-Б. Растрелли. Работы по возведению здания проводились в 1755–1756 годах, при императрице Елизавете Петровне, внутренняя отделка была выполнена уже при Екатерине II в 1770-х годах.

Построение интерьера— скругленные углы, ниши для статуй, большие полуциркульные экседры, образующие выступы на торцевых фасадах, — характерны для архитектуры барокко. Барочной пышностью и богатством отличаются и сами фасады, декорированные сложно сгруппированными колоннами, поддерживающими разорванные фронтоны. Здание увенчивал пирамидальный фонтан со «стекающими» по граням купола струями; круглые окна обрамляли пышные композиции, состоявшие  из фигур путти, дельфинов, морских растений и раковин. Все эти украшения,  исполненные в середине XVIII века из дерева охтинскими резчиками, сохранились и находятся в фондах музея-заповедника «Царское Село». Маски Нептуна в замках окон, капители с дельфинами вместо волют, фигурки тритонов подчеркивают связь павильона с водной стихией. Задуманная  Растрелли отделка интерьеров Грота морскими раковинами и пористым туфом если и была  исполнена, то просуществовала недолго.

В 1771 году новый проект внутренней отделки павильона разработал архитектор А. Ринальди (1709–1794). Легкий, изысканный по рисунку декор стен, исполненный по его чертежам, сохранился до наших дней. В 1782 году в окнах и дверях Грота установили ажурные решетки из кованого железа, украшенные позолоченным орнаментом из листовой меди.

После окончания отделки, в 1780-х годах, павильон стали называть Утренним залом. Тогда в нем разместили изделия из цветного камня и скульптурную коллекцию Екатерины II, античная часть которой вошла в собрание скульптуры Императорского Эрмитажа, куда попала и находившаяся здесь же статуя «Вольтера в креслах»  работы Ж.-А. Гудона.

Расположенная перед Гротом пристань перестраивалась в 1830 и 1872 годах. В годы Великой Отечественной войны она была почти полностью разрушена и в 1971–1972 годах отстроена по новому проекту в граните.

В настоящее время павильон используется для размещения временных выставок.

Екатерининский парк Эрмитажная кухня. Для русской усадебной и загородной архитектуры 1760–1770-х годов характерно увлечение формами готического и китайского искусства. Романтический сад должен был создавать иллюзию «путешествия» по разным странам.

Наиболее ранними памятниками неоготики в Царском Селе являются Башня-руина и комплекс Адмиралтейства, сооруженные в начале 1770-х годов. Позднее по проекту В. И. Неелова была выстроена Эрмитажная кухня, в XVIII веке имевшая двоякое назначение — она служила не только кухней, но и воротами для въезда в Екатерининский парк. Поэтому павильон нередко называли Красными воротами.

Архитектурный замысел Эрмитажной кухни связан с начатым в 1774 году сооружением канала вдоль границы Старого сада. Замена старой глухой каменной ограды каналом и набережной были частью широкой программы реорганизации Екатерининского парка.

В плане Эрмитажная кухня представляет вытянутый прямоугольник с двумя выступами со стороны парка. Венчает здание круглая двухъярусная башня. В декорации фасадов павильона В. И. Неелов применил мотив полуциркульных ниш, в которых были размещены декоративные вазы, в XVIII веке иногда называвшиеся «кубами» из-за их геометрической формы, массивности и тяжеловесности.

В декоре Эрмитажной кухни использованы и другие приемы, типичные для раннего классицизма, в частности обработка стен филенками и гирлянда лепных полотенец над аркой ворот. «Готический» характер придают зданию зубчатый парапет, прямоугольные и треугольные зубцы над первым и верхним ярусами башни, а также расположенные по углам здания пирамиды, увенчанные шарами. В подражание готическим сооружениям Англии стены Эрмитажной кухни оставлены неоштукатуренными, а швы между кирпичами, лепные детали, ниши и филенки на фасадах выбелены.

В настоящее время в павильоне завершаются реставрационные работы.

Екатерининский парк Пейзажный парк.
Пейзажная часть Екатерининского парка начинается сразу за южным фасадом дворца и охватывает берега  Большого и Нижних прудов. Его площадь составляет 70 гектаров.

Устройство пейзажного «английского сада» было начато в 1768 году, основные работы в нем проводились в 1770–1780-е годы. Первоначальный план выполнил архитектор В. И. Неелов. Он же, совместно с  садовым мастером Т. Ильиным, занимался планировкой сада. Вместе с В.И. Нееловым позже работали его сыновья архитекторы И.В. Неелов и П.В. Неелов.

В начале 1771 года В. И. Неелов на полгода был отправлен в Англию для изучения лучших образцов «тамошних» садов, главной особенностью которых было подражание естественным природным ландшафтам. «Искусство прекрасно, когда оно кажется природой, а природа удачна, когда искусство подчеркивает ее незаметно», — так выразил эту традицию английский писатель Д. Аддисон. Анализ гравированных изображений английских усадеб свидетельствует о том, что многие из них вдохновляли создателей пейзажного парка в царскосельской резиденции.

Начиная с лета 1771 года все работы по саду были поручены садовому мастеру И. Бушу—старшему, приглашенному Екатериной II из Англии и вскоре ставшему ее главным садовником.  С 1789 до 1810 года переустройством садов после отъезда отца занимался И. Буш-младший. Его рукой исполнен превосходный план царскосельских садов, преподнесенный Бушем–старшим императрице перед отъездом.

При строительстве пейзажного парка были выкопаны многочисленные «прудки и канальцы», приданы естественные очертания прежним водоемам,  созданы насыпные холмы и горки, посажены тысячи деревьев разных пород. Центром парка стал Большой пруд. В живописные парковые пейзажи органично вошло множество павильонов, в том числе и экзотических в виде древних руин, «готических» и «турецких» сооружений, «китайских» беседок, всевозможные мостики и колонны, созданные архитекторами Ч. Камероном, Д. Кваренги, В. И., И. В. и П. В. Нееловыми, А. Ринальди, Ю. М. Фельтеном. Большинство из них образовали сюиту памятников победам русского оружия в войнах с Турцией. Впрочем, по словам Д. С. Лихачева, «"турецкие" постройки в Царскосельском парке вовсе не были связаны только с победами над Турцией. Это не столько памятники побед, сколько стилистическая особенность романтизма —делать сад экзотическим и национально разнообразным».

К концу XVIII века Екатерининский парк приобрел в основном завершенный вид. В начале XIX века работы по преобразованию некоторых частей парка были продолжены, в середине века возник Собственный садик, появилось несколько новых павильонов, расширилось скульптурное собрание.

Екатерининский парк Адмиралтейство. Комплекс из трех павильонов, издавна называемый Адмиралтейством, был возведен по проекту архитектора В. И. Неелова на берегу Большого пруда, на месте деревянного шлюпочного сарая. Здания строились летом 1773 года, внутренняя отделка помещений производилась в 1774–1775 годах.

В нижнем этаже центрального корпуса хранились лодки, использовавшиеся для катания придворных по Большому пруду; отсюда и название зданий — Адмиралтейство. В XIX веке здесь находилась коллекция гребных судов разных стран мира, включавшая трешкоуты императрицы Екатерины II и турецкий каик Николая I (подарок султана). Эта традиция перешла в Царское Село от петровского потешного флота, существовавшего в свое время на прудах Московского Кремля. Плавание на богато украшенных и подсвеченных огнями фонарей судах было неотъемлемой частью праздничных вечеров. Эта уникальная коллекция, связанная с историей русского флота, погибла во время Великой Отечественной войны.

В башнях центрального корпуса располагаются лестницы, ведущие в большой светлый зал на втором этаже; во время катания по озеру Екатерины II здесь играл оркестр. На стенах зала размещались английские гравюры с видами пейзажных парков, приобретенные в Англии в 1770-х годах. В 1901 году в зале был установлен знаменитый Готторпский глобус, получивший свое название по месту изготовления: его строили в Готторпском герцогстве в течение 10 лет начиная с 1654 года, а в 1713 году преподнесли в подарок императору Петру I. Вывезенный во время последней войны в Германию, Готторпский глобус был возвращен и сейчас находится в собрании Кунсткамеры.

По сторонам от центрального павильона располагаются два корпуса, издавна называемые Птичными домиками, или Птичниками, в которых прежде содержались различные водоплавающие птицы (утки, лебеди), а также фазаны и павлины. Между главным зданием и корпусами, соединенными оградой, выполненной на Монетном дворе в Санкт-Петербурге, в XVIII веке были расположены садики и два круглых пруда.

В архитектурный комплекс Адмиралтейства входил и построенный в 1780-х годах Матросский домик. Здесь жили матросы-гребцы, которые в XVIII веке катали по пруду и перевозили гуляющих по парку на остров Большого пруда.

В настоящее время центральный корпус комплекса используется для размещения временных выставок, а в одном из Птичников работает ресторан «Адмиралтейство».

Екатерининский парк Зал на островую. Павильон «Зал на острову», расположенный, в соответствии с его названием, на острове Большого пруда, был построен в конце 1740-х годов по проекту С. И. Чевакинского и украшен по рисункам Ф.-Б. Растрелли. В 1794 году его перестроил Д. Кваренги, а спустя еще несколько десятилетий, в 1817–1820 годах, новые работы в Зале на острову провел В. П. Стасов.

В XVIII и начале XIX века павильон, предназначенный для концертов и отдыха катающихся на лодках, изредка использовался для придворных обедов. Для этого рядом с ним была построена небольшая кухня, уничтоженная в начале XX века и ныне воссозданная. По свидетельствам мемуаристов, в XIX веке в Зале на острову хранились грелки, которыми обогревались катающиеся на катке, устроенном на озере. В 1911 году в связи с организацией юбилейной Царскосельской выставки в зале был открыт ресторан, для чего остров соединили с берегом при помощи понтонного моста.

В 1912–1941 годах зал оставался закрытым; зимой в нем хранились лодки. В 1996 году была воссоздана историческая паромная переправа, соединяющая остров с Екатерининским парком. Открытый после реставрации в июне 2008 года павильон "Зал на острову" используется для проведения концертов и торжественных мероприятий музея.

Екатерининский парк Чесменская колонна. Чесменская колонна воздвигнута в 1774–1778 годах по проекту А. Ринальди в честь морских побед русского оружия в Русско-турецкой войне 1768–1774 годов.

24 июня 1770 года под предводительством графа А. Г. Орлова и адмирала Г. А. Спиридова 10 российских военных кораблей и 7 фрегатов разбили и обратили в бегство турецкого пашу Жефир-Бея, у которого было 16 линейных кораблей и более 100 фрегатов, галер, бригантин и мелких судов. Это сражение произошло в Хиосском проливе и явилось преддверием Чесменского боя 26 июня, в результате которого под командованием контр-адмирала С. К. Грейга был сожжен весь турецкий флот.

В ноябре 1770 года русский отряд, находившийся в Средиземном море, занял с помощью флота остров Митилена. Неприятель был обращен в бегство, а остатки морских сил Турции — уничтожены. Этим грандиозным сражениям императрица Екатерина II и посвятила царскосельский монумент. Таким образом, Чесменская колонна стала памятником трем победам: Хиосской, Чесменской и Митиленской.

Мраморная дорическая колонна, вытесанная из трех кусков бело-розового олонецкого мрамора, украшена рострами и увенчана орлом, попирающим полумесяц. На трех сторонах серого мраморного пьедестала помещены бронзовые барельефы, изображающие морские баталии; с южной стороны к пьедесталу прикреплена мраморная доска с изложением истории увековеченных сражений. Памятник стоит на гранитном стилобате в виде усеченной пирамиды, поднимающейся прямо из воды. В центральной части пирамиды устроена арка, забранная решеткой, за которой скрыта каменная лестница, ведущая к пьедесталу колонны.

Чесменская колонна значительно пострадала во время Великой Отечественной войны: оригинальные бронзовые барельефы были утрачены. В 1994–1996 годах по проекту архитектора А. А. Кедринского эти барельефы воссоздали и в июне 1996 года, к 300-летию Военно-морского флота России, установили на прежнем месте.

Екатерининский парк Мраморный мост. В пейзажной части Екатерининского парка, около Большого пруда, находится Мраморный (Палладиев) мост, или Сибирская Мраморная галерея. Мост поставлен над узкой протокой, соединяющей Большой пруд с соседним, на котором был создан архипелаг из 7 островков. На них в раскрашенных по рисункам А. Ринальди домиках жили лебеди. Эти островки по сей день сохраняют название Лебяжьих.

Образцом для Мраморного моста, сооруженного по модели В. И. Неелова, послужили мосты в английских парках Стоу и Уилтон, созданные на основе проекта А. Палладио.

В начале 1770-х годов на Екатеринбургской гранильной фабрике уральские камнерезы под руководством мастера В. Тортори вытесали из местного голубовато-серого горношитского и белого становского мраморов колонны, капители, тумбы, балясины и другие детали по представленному образцу. Панели для облицовки устоев моста были выполнены из серовато-розового гранита.

Постройка фундаментов Мраморного моста датируется 1773 годом; в 1774 году мост был собран из готовых деталей в Царском Селе мастером В. Тортори и его помощниками И. Ивановым, И. Григорьевым, П. Петровским и Ф. Шахуриным.

Мраморный мост представляет собой колоннаду, установленную на гранитном основании, с расходящимися по бокам лестницами. По сторонам большой и пологой центральной арки расположены малые полуциркульные арки. Верхняя часть моста образована двумя квадратными в плане павильонами, поставленными над арочными пролетами. Павильоны связаны друг с другом колоннадой из легких и стройных ионических колонн. Промежутки между их пьедесталами оформлены балюстрадами из фигурных балясин.

Екатерининский парк Турецкая баня. В 1850–1852 годах по распоряжению императора Николая I на небольшом мысе в юго-западной части Большого пруда велось строительство нового сооружения — павильона «Турецкая баня». По времени создания Турецкая баня является последней постройкой на территории Екатерининского парка. Автором проекта, задуманного как своеобразный мемориал Русско-турецкой войны 1828–1829 годов, был архитектор И. А. Монигетти, избравший в качестве образца для павильона турецкую мечеть. Купол сооружения украсили рельефные орнаменты, а высокий минарет, увенчанный шпилем с полумесяцем, придал ему особую живописность.

Внутренние помещения Турецкой бани были решены в «мавританском» стиле. В оформлении интерьеров использовались вывезенные во время Русско-турецкой войны из Румелии (европейская часть владений Османской империи с центром в Софии) беломраморные рельефные детали внутренней отделки бани турецкой султанши и султана из сада дворца Эски-Серай в Адрианополе: колонны, настенные доски и чаши фонтанов, наддверные украшения и др. (они датируются XVII–XVIII столетиями).

Вход в сени, ведущие в раздевальню, открывает богато орнаментированный портал. Нижняя часть стен раздевальни облицована цветной мозаикой, верхняя — украшена лепкой и орнаментальной живописью. В нише устроен каскадный фонтан.

Мыльня освещалась сверху; в ее стены вделаны две чаши с кранами для воды. Полуциркульная арка связывает помещение мыльни с центральным купольным залом, отделанным с особой роскошью. В его центре находится бассейн из белого мрамора, в котором стоял расписной и позолоченный фонтан. В стены вделаны мраморные доски с рельефными орнаментами и стихотворными текстами.

Во время Великой Отечественной войны здание Турецкой бани пострадало от прямых попаданий снарядов. В 2006-2009 годах в Турецкой бане на средства Международного банка реконструкции и развития и федерального бюджета были проведены исследовательские и реставрационные работы. В воссозданном павильоне экспонируются предметы из собрания ГМЗ «Царское Село».

Екатерининский парк Пирамида. В 1770–1772 годах по проекту архитектора В. И. Неелова был возведен один из первых павильонов пейзажной части Екатерининского парка — Пирамида, уже в 1774 году разобранная и в 1782–1783 годах отстроенная заново Ч. Камероном. Позеленевшая, заросшая мхом поверхность этого традиционного для парков конца XVIII столетия романтической эпохи сооружения придает ему черты древнего мавзолея.

Одну сторону Пирамиды, сооруженной из кирпича и облицованной тесаным гранитом, прорезает вход; по углам некогда стояли четыре колонны на пьедесталах, вытесанные из разноцветных мраморов. Внутреннее помещение павильона перекрыто сферическим куполом с отверстием в центре; в стенах устроены ниши, в которых при Екатерине II были установлены римские погребальные урны. Пирамиду расположили в стороне от главной дорожки, чтобы гуляющий, умиротворенный тишиной тенистого парка, мог случайно набрести на нее и отдаться нахлынувшим воспоминаниям.

С противоположной от входа стороны, у подножия Пирамиды, похоронены три любимые собачки Екатерины II: Том Андерсон, Земира и Дюшес. Места погребения были отмечены досками из белого мрамора с высеченными на них эпитафиями, не дошедшими до наших дней.

Екатерининский парк Красный каскад. Верхние пруды, вырытые в начале 1770-х годов в пейзажной части Екатерининского парка, сообщались с Большим прудом. Вода, свободно стекавшая по склону холма в направлении пруда, стала вымывать ложбину, и чтобы предотвратить высыхание Верхних прудов, решено было создать систему плотин на протоке.

Этим занялся инженер И.К. Герард. Сохранился ряд его проектов плотин-каскадов, позволяющих поддерживать в Верхних прудах постоянный уровень воды. В числе осуществлённых — Красный (Турецкий) каскад, представляющий собой плотину с двумя сужающимися кверху «готическими» башенками по сторонам. Стены башенок из красного кирпича были обработаны нишами со стрельчатыми завершениями; их белые рустованные обрамления отчетливо выделяются на кирпичном фоне. Узкие щели-бойницы в нишах и зубчатый парапет придавали каскаду вид своеобразного крепостного сооружения.

Екатерининский парк Морейская колонна. Морейская (или Малая Ростральная) колонна, установленная на пересечении трех аллей регулярной части Екатерининского парка, у каскада между Первым и Вторым Нижними прудами, является памятником победам России в русско-турецких войнах. Колонна поставлена в 1771 году по указу императрицы Екатерины II в честь победы русского флота под предводительством графа Ф. Г. Орлова у полуострова Морея в Средиземном море.

Сравнительно невысокая (семиметровая) колонна хорошо видна издалека. Ее постамент установлен на квадратной площадке, незначительно возвышающейся над землей. Материалом для него, как и для ствола колонны, послужил серый с белыми прожилками "сибирский" (т.е. уральский) мрамор. Для базы и капители был использован белый каррарский мрамор. Завершает колонну небольшой конусообразный обелиск из розового тивдийского мрамора, украшенный стилизованными носами кораблей — рострами, напоминающими о том, что победа была одержана при участии флота.

На пьедестале Морейской колонны укреплена бронзовая доска с памятной надписью о героическом сражении: «1770 года, февраля 17 дня, Граф Феодор Орлов с двумя Российскими военными кораблями приплыл к полуострову Морее в Средиземном море у порта Витуло, сухопутные войска высадил на берег и пошел сам к Модону по соединении с христианами тоя земли. Капитан Барков со Спартанским восточным легионом взял Пассаву, Бердони и Спарту; капитан же Князь Долгорукий со Спартанским западным легионом покорил Каламату, Леонтари и Аркадию; крепость Наваринская сдалась бригадиру Ганнибалу. Войск Российских было числом шестьсот человек, кои не спрашивали, многочислен ли неприятель, но где он; в плен турков взято шесть тысяч».

Имя автора проекта Морейской колонны точно не установлено. По-видимому, им был А. Ринальди — на это указывает сходство Морейской колонны с Чесменской колонной и Кагульским обелиском: присущее этим памятникам изящество форм, близость стилистических приемов, подход к использованию материалов.

Екатерининский парк Ворота «Любезным моим сослуживцам». На юго-восточной окраине Екатерининского парка стоят монументальные чугунные ворота, сооруженные по проекту архитектора В. П. Стасова в 1817 году в честь победы России в Отечественной войне 1812 года. Помещенные на них слова – «Любезным моим сослуживцам» – принадлежат императору Александру I.

Из трех вариантов проекта – из пудостского камня, гранита и чугуна – был утвержден последний. В.П. Стасов хотел украсить ворота статуями и группами трофеев, но этот замысел не был осуществлен. В облике величественного сооружения, состоящего из четырех пар чугунных колонн дорического ордера, которые поддерживают тяжелый антаблемент, сказалось тяготение архитектора классициста к суровым и мужественным, ясным и лаконичным формам.

Колонны длиной в 5,7 метра отливались на чугунолитейном заводе в Петрозаводске и доставлялись водой в Санкт-Петербург, а затем по суше – в Царское Село. Антаблемент и крышу ворот изготовили на Санкт-Петербургском казенном чугунолитейном заводе. Общий вес памятника составил 100,6 тонн. Его сборку и установку произвели мастера петербургского завода; все работы заняли 92 дня и были завершены 17 августа 1817 года.

В 1828 году к воротам под руководством А. Менеласа была пристроена чугунная решетка на невысоком гранитном цоколе, украшенная щитами, масками и мечами. Модели для отливки орнаментальных деталей ограды вырезал из дерева мастер-резчик К. Шейбе.

Екатерининский парк Готические ворота. В южной части Екатерининского парка, за Большим прудом, начинается подъем на искусственную земляную гору, ведущую на Башню-руину. Здесь установлены Готические ворота, отлитые в Екатеринбурге в 1777–1778 годах по проекту Ю. М. Фельтена. Рисунок ворот был заимствован архитектором из английского альбома «Gothic Decorative Architecture», известного в России уже в 1760-х годах.

Работы по установке ворот начались в 1779 году, когда выкопали рвы и соорудили фундаменты. В 1780 году в Царское Село доставили более 25 тонн чугунных отливок. В течение лета этого же года ворота собрали и поставили на место.

Шестигранные пьедесталы ворот обработаны филенками с готическим орнаментом. Высокие колонны в виде шестилистников образуют ажурные устои, соединенные «готической» аркой. Чугунные скульптурные фигуры, установленные между колоннами, дополняют декор ворот — примечательного образца русского чугунного литья XVIII века.





Екатерининский парк Башня-руина. В комплексе памятников Царского Села, посвященных русско-турецким войнам, важное место принадлежит монументальной и эффектной Башне-руине.

Построенное по проекту архитектора Ю. М. Фельтена в 1771 году, это сооружение является своеобразным символом падения Оттоманской Порты, а венчающая ее беседка – одной из первых русских парковых построек в «готическом» стиле. Внешне Башня руина напоминает ушедшую в землю дорическую колонну, завершенную большой квадратной площадкой с круглым в плане павильоном, стены которого прорезаны стрельчатыми арками.

К башне примыкают каменные стены, отчасти скрытые в толще искусственной земляной горы. Стена, обращенная к парку, прорезана полуциркульной аркой. На замыкающем арку гигантском камне высечена надпись: «На память войны, объявленной турками России, сей камень поставлен 1768 году». Арка служит входом в узкий коридор, в правой части которого начинается винтообразный пандус, служащий для подъема на верхнюю площадку. Отсюда, с высоты в 21 метр, открывается великолепный вид на пейзажный парк.

Поверхность стен  была искусственно «состарена» трещинами, имитирующими естественные повреждения и поверх штукатурки расписана под руководством художника А. И. Бельского. Благодаря этому Башня напоминала развалины крепостного сооружения, интерес к которым в архитектуре второй половины XVIII века был особенно велик: зодчие того времени ценили красоту живописных развалин Греции и Рима и возводили искусственные руины, создававшие в парках атмосферу меланхолии.

В 1780-х годах между Башней-руиной и расположенными неподалеку Орловскими воротами, а также на склоне земляной горы высадили дубы, по большей части вырубленные в годы Великой Отечественной войны. Ныне склоны горы скрыты за яркой зеленью молодых деревьев.

Уже в XVIII веке Башня-руина стала одним из наиболее популярных сооружений царскосельских парков, которое неоднократно изображали художники.

Екатерининский парк Орловские ворота. Орловские (Гатчинские) ворота были воздвигнуты в 1777– 1782 годах на границе Екатерининского парка, у выезда на дорогу, ведущую в Гатчину, бывшее имение генерал-фельдцейхмейстера Г. Г. Орлова. Императрица Екатерина II почтила одного из своих фаворитов этим прижизненным монументом в ознаменование успеха возглавленной им борьбы с эпидемией чумы, охватившей Москву в 1771 году. На фасаде ворот, обращенном к Гатчине, во фризе помещена надпись, взятая из стихотворного послания к генералу поэта В. И. Майкова: «Орловым от беды избавлена Москва». Другая надпись, со стороны Екатерининского парка, более подробно повествует об этом событии.

Автором архитектурного проекта Орловских ворот, утвержденного Екатериной II в 1771 году, является А. Ринальди. Строительные работы велись под наблюдением архитектора И. В. Неелова и каменных дел мастера И. Пинкетти.

Орловские ворота следуют композиции однопролетной триумфальной арки. В их решении А. Ринальди использовал элементы древнеримской архитектуры: колонны и пилястры на пьедесталах размещены по сторонам высокой арки; на аттике со стороны парка помещена мемориальная надпись. Розовый тивдийский мрамор колонн и филенок отчетливо выступает на фоне серого мрамора, которым облицован основной массив сооружения.

В 1781 году решено было сделать Орловские ворота запирающимися, и спустя шесть лет на Сестрорецких оружейных заводах для них отлили железные створы, спроектированные архитектором Д. Кваренги. В 1784–1786 годах по обеим сторонам ворот установили железные решетки.

Екатерининский парк Гранитная терраса. На протяжении трех десятилетий XVIII века место нынешней Гранитной террасы занимала Катальная гора со скатами для катания зимой и летом. Центральный двухэтажный каменный павильон этого эффектного увеселительного сооружения был построен по чертежам и модели Ф.-Б. Растрелли. Его фасады украшали колонны, пилястры, золоченые вазы и статуи. Над восьмиугольным залом в центре павильона покоился купол, также увенчанный статуей. По сторонам центрального зала размещались два круглых в плане малых зала — обеденный и зал для игр.

К центральной части Катальной горы примыкали две круглые площадки, на которые выходили двери из верхнего этажа павильона. Отсюда начинались «форсы» (скаты), по которым можно было скатиться на механических катальных колясках, съезжавших вниз по рельсам. Технический проект Катальной горы, включающий расчеты конструкций и допустимых уклонов, выполнил русский ученый А. К. Нартов (1693–1756).

Павильон строился в 1754–1757 годах, а в 1765 году архитектор В. И. Неелов пристроил к горе третий форс, идущий на остров Большого пруда. С этого времени один из форсов предназначался для катания зимой, а два других — летом.

В 1792–1795 годах Катальную гору разобрали, и на ее месте архитектор Ч. Камерон построил большую галерею с 32 колоннами из пудостского камня. Однако в конце 1790-х годов и эта галерея была сломана (оставшиеся от нее материалы были использованы при сооружении Михайловского замка в Санкт-Петербурге и построек в Павловске).

В начале 1800-х годов на этом месте  решено было построить большую гранитную террасу, проект которой разработал в 1809 году архитектор Л. Руска (1758–1822).

Гранитная терраса обращена в сторону Большого пруда; по ее сторонам расположены две лестницы. Стены террасы декорированы мощными дорическими колоннами без баз, стволы которых, поддерживающие постаменты балюстрады, вытесаны из серого, а капители — из розового гранита. В стенах из розового гранита сделаны неглубокие ниши, обрамленные архивольтами из блоков серого камня. Гранитная облицовка появилась в конце XIX века, когда архитектор С.А. Данини заменил ею прежнюю, выполненную из известняка.

Л. Руска планировал украсить террасу двумя мраморными статуями, однако его замысел не был осуществлен, а в 1850-х годах на постаментах балюстрады установили гальванопластические копии античных скульптур — «Венеры Медицейской», «Фавна с козленком», «Апоксиомена» и др. Эту коллекцию составили произведения литейной мастерской Императорской Академии художеств, выполненные в технике гальванопластики, изобретенной в 1838 году русским физиком Б. С. Якоби (1801–1874). Скульптуры сохранились и ныне стоят на своих исторических местах.

В 1810 году, одновременно с постройкой Гранитной террасы, Л. Руска возвел на берегу Большого пруда Большую гранитную пристань — простую по архитектурному решению площадку со ступенями, четырьмя круглыми тумбами из гранита и решетками. В 1850-х годах пристань была украшена гальванопластическими статуями. Эти статуи — «Боргезский боец» и «Дискоболец», дошли до нашего времени.

На склоне холма в конце XIX — начале XX века существовали цветники. Ежегодно здесь высаживали в грунт сотни розовых кустов. Декоративный партер перед Гранитной террасой был создан по проекту архитектора Т. Б. Дубяго, разработанному в 1950-х годах.

Екатерининский парк Фонтан «Девушка с кувшином». Фонтан «Молочница», получивший известность как «Царскосельская статуя», или «Девушка с кувшином», занимает особое место среди парковой скульптуры Царского Села: это единственная скульптура, специально исполненная для Екатерининского парка.

В 1808–1810 годах по распоряжению императора Александра I началось благоустройство участка на месте бывшей Катальной горы под руководством садового мастера И. Буша и архитектора Л. Руски. Склон между вновь сооруженной Гранитной террасой и Большим прудом был оформлен в виде зеленых уступов, от террасы к пруду проложили новые дорожки, а устье бокового канальчика, куда еще в 1770-х годах были отведены воды местного источника, скрытого под насыпью, оформили фонтаном, устроенным по проекту инженера А. Бетанкура. Уже тогда возникла идея украсить эту часть Екатерининского парка скульптурами, однако фигура Молочницы появилась здесь лишь летом 1816 года.

Статуя исполнена известным скульптором П. П. Соколовым на сюжет басни Ж. Лафонтена «Молочница, или Кувшин с молоком» и отлита из бронзы в мастерской Императорской Академии художеств.

Гранитная скала служит пьедесталом для бронзового изваяния девушки. Из разбитого кувшина, лежащего у ее ног, бежит струя ключевой воды, поступающая по узкому протоку в Большой пруд.

В начале Великой Отечественной войны, перед вступлением в город Пушкин немецких частей, статую Молочницы зарыли в землю; благодаря этому фонтан не пострадал. Ныне бронзовый оригинал «Девушки с кувшином» (авторская гипсовая модель которой хранится в Государственном Русском музее) помещен в фонды музея-заповедника, а в парке установлена копия, отлитая в 1990 году.

Екатерининский парк Концертный зал. В 1780-х годах архитектор Д. Кваренги построил в Екатерининском парке Концертный зал, охарактеризованный им как «зал для музыки с двумя кабинетами и открытым храмом, посвященным богине Церере». Подтверждением того, что павильон был задуман как храм Цереры, служило панно «Жертвоприношение Церере» в его большом зале с изображением статуи богини в портике храма, перед которым установлен жертвенник. Первоначально павильон называли «Храмом Дружбы», но с 1788 года по желанию Екатерины II он стал именоваться «Музыкальным» или «Концертным» залом.

Здание отличается строгостью и лаконизмом архитектурных форм. Его фасад, обращенный к пруду, оформлен четырехколонным портиком; с противоположной стороны фасад решен в виде ротонды из десяти колонн, перекрытой невысоким куполом. Стены ротонды украшают пять барельефов на мифологические сюжеты, выполненные скульптором М. И. Козловским.

Центральный барельеф изображает Аполлона, играющего на лире перед Церерой, на других представлены аллегорические женские фигуры с атрибутами искусств и музыкальными инструментами.

Большую часть здания занимает прямоугольный в плане зал. По сторонам ротонды расположено два небольших квадратных кабинета. При простоте внешнего решения отделка внутренних помещений отличалась богатством и разнообразием декоративных приемов. Стены зала облицованы искусственным мрамором, украшены пилястрами коринфского ордера, скульптурными медальонами и живописными панно. В росписи плафона использован мотив прямоугольных панно: на одном из них изображена Юнона на колеснице, на другом — титан Кронос. Падуга украшена ромбами со знаками зодиака, солнца, месяца, написанными гризайлью. Особую ценность представляет мозаичный пол конца II — начала III века, привезенный в Царское Село из Рима в 1784 году. Черно-белая мозаика изображает эпизод мифа о похищении Европы Зевсом, принявшим облик быка. Фигуры быка и полуобнаженной женщины с развевающимся над головой покрывалом выделяются на белом фоне мозаики, в углах которой изображены морские чудовища с рыбьими хвостами. Композиция обрамлена фризом с изображением стилизованных цветов лотоса. Части мозаичного пола по сторонам античной композиции выполнены по рисунку Кваренги русскими мастерами.

По замыслу архитектора в зале на пьедесталах были установлены двадцать восемь мраморных бюстов — подлинники и копии с античных оригиналов, — почти полностью утраченные в годы войны. Ныне здесь расположены стилистически близкие отделке зала каменные вазы и скульптурные произведения — воспроизведения античных оригиналов и несколько подлинных античных бюстов.

В отделке восточного и западного кабинетов Концертного зала также использованы античные мотивы: один из них украшают четыре барельефа работы итальянского скульптора К. Альбани — аллегории архитектуры, живописи, скульптуры и науки, другой — живописные панно со сценами жертвоприношения. Полы в обоих кабинетах — из мраморных плит с орнаментальными мозаичными вставками римской работы конца I — начала II в.н. э.; перекрытия расписаны орнаментальной многоцветной росписью. Над живописным убранством интерьеров павильона работали художники Д. Скотти, Д. Валесини, Ф. Данилов, И. Крист, Д. Кадес, И. Богданов.

В скульптурном (восточном) кабинете установлена античная статуя сенатора, ранее находившаяся на фасаде «Кухни-руины», а в Живописном (западном) кабинете – античные скульптуры «Римская матрона» (II в. н.э.) и «Афродита в садах» (I в. н.э.). Концертный зал по праву считается одним из шедевров русской садово-парковой архитектуры последней трети XVIII века.

Екатерининский парк Кухня-руина. Расположенная рядом с Концертным залом Кухня-руина, сооруженная Д. Кваренги в 1780-е годы, принадлежит к числу лучших произведений зодчего.

Вход в павильон — круглую в плане, усложненную двумя прямоугольными выступами постройку — оформлен в виде ниши, в глубине которой помещена дверь. Криволинейные части фасада между выступами украшены колоннами.

При создании Кухни-руины Д. Кваренги воспользовался находившимися в его распоряжении фрагментами подлинных античных памятников — мраморными капителями, карнизом и фризом с высеченными гирляндами. В верхней части стен и в промежутках между колоннами установлены шесть гипсовых барельефов, отлитых скульптором К. Альбани и намеренно поврежденных с целью придания им характера глубокой древности, навевающей меланхолические размышления. В нишах на фасадах Кваренги поместил античную пластику и внутри павильона также расставил несколько скульптур, не дошедших до наших дней. Имитация разрушенного памятника древности выполнена строителями Кухни-руины с исключительным мастерством: местами обнажена выветрившаяся кирпичная кладка, карниз и штукатурка стен покрыты трещинами. По словам И. Э. Грабаря, Кваренги построил «руину такой чарующей, убедительной подлинности, что с трудом веришь в ее поддельность».


Екатерининский парк Скрипучая беседка. Экзотический павильон, называемый Скрипучей (Китайской) беседкой расположен на границе между пейзажной частью Екатерининского парка и Подкапризовой дорогой, сразу за которой находится Китайская деревня. На кровле беседки укреплен флюгер в виде китайского знамени, который при вращении на ветру издает громкий скрип: этим объясняется одно из названий беседки — Скрипучая.

Беседка была сооружена по проекту архитектора Ю. М. Фельтена; работы велись под руководством И. В. Неелова в 1778–1786 годах.

Расположенный на узком перешейке между двумя живописными прудами павильон вытянут в продольном направлении. К его центральному овальному купольному залу примыкают два меньших по размеру помещения, почти квадратные в плане. Скрипучая беседка имеет два входа — с восточной и западной сторон, — решенные в виде прямоугольных выступов и оформленные с трех сторон открытыми полуциркульными арками. От главного входа к пруду спускается каменная лестница из двенадцати ступеней в виде постепенно расширяющихся полукружий.

Наибольшей сложностью отличается решение центрального объема, увенчанного «китайской» кровлей и вышкой на металлических столбиках с флюгером. Над боковыми помещениями Скрипучей беседки возвышаются открытые террасы на четырехгранных столбиках, также увенчанные флюгерами. Кровлю здания с изогнутыми краями по углам — в подражание приему, характерному для китайских пагод, — украшают ярко раскрашенные и позолоченные фигуры извивающихся драконов, в свое время выполненные из дерева мастером Ф. Брюлло. Наружные стены павильона были расписаны под цветной мрамор. Двери центрального помещения, первоначально были декорированы «китайской» орнаментальной резьбой и росписью. Из китайской архитектуры заимствован мотив каменных горок у основания пилястр, расположенных по углам центрального объема.

К концу XIX — началу XX века Скрипучая беседка утратила роспись стен под мрамор и лишилась многих декоративных деталей. Значительно пострадала она и в годы войны. При финансовой поддержке Северо-Западного банка Сбербанка России в павильоне были проведены реставрационные работы, вернувшие Скрипучей беседке её первоначальный вид, а член Клуба друзей музея-заповедника «Царское Село» компания «Матис» восстановила фигуры драконов, украшающих кровлю беседки.

Екатерининский парк Вечерний зал. Недалеко от Собственного садика расположен павильон «Вечерний зал», строительство которого началось в 1796 году по проекту П. В. Неелова, но завершилось лишь через полтора десятилетия, уже по чертежу Л. Руски.

Вечерний зал состоит из прямоугольного зала и двух небольших кабинетов. Центральный ризалит главного фасада Л. Руска украсил портиком из четырех ионических колонн, а по сторонам окон на невысоких пьедесталах поместил кариатид. В результате этих переделок павильон утратил первоначальный облик, задуманный П. В. Нееловым, предполагавшим украсить фасад «пальмами со стволами, сделанными из бревен, обитых жестью, с кронами», и приобрел черты позднего классицизма с характерным тяготением к широкой глади стен, оживленной скульптурой.

Внутри стены большого зала были облицованы искусственным мрамором, утраченным в годы Великой Отечественной войны; их верхний ярус художник-декоратор Ф. А. Щербаков декорировал живописным фризом, изобразив на фоне паркового пейзажа оленей и амуров на колесницах. Фриз и частично сохранившаяся полихромная роспись плафона реставрирована после войны.

Екатерининский парк Памятник А. Д. Ланскому. На зеленом холме в пейзажной части Екатерининского парка установлена ваза на высоком пьедестале с завершением в виде языка пламени.

Это сооружение принято называть памятником А. Д. Ланскому, фавориту императрицы Екатерины II. Легенды, окутавшие этот каменный монумент за два столетия его существования, долгое время укрывали от взора исследователей стертую временем грань между реальностью и вымыслом.

Установить истину помогли архивные документы XVIII века: в них памятник именуется «Пьедесталом мраморным» и характеризуется как аллегория «добродетелей и заслуг», не связанная с определенным историческим лицом. Подобные сооружения часто встречались в английских пейзажных парках XVIII века. Три стороны пьедестала украшали барельефы из белого мрамора с изображением венка, щита с копьем, подвешенного на ленте, и рога изобилия. Объяснение символов, изображенных на рельефах, дает известная в XVIII веке книга «Символы и емблематы», в которой упомянуты три из них: рог изобилия; лавровый венок на ленте, посвященный «законно сражавшемуся, Тебе добро творящему», и щит с копьем, подвешенный на ленте, — «знак Марса и Беллоны, благоразумия и для мира, и защищения». Однако наряду с символами на стороне пьедестала, обращенной к дворцу, была установлена бронзовая доска с надписью: «Коль велико удовольствие честным душам видеть добродетели и заслуги, общими похвалами достойно венчаемые»; выше надписи на ней был помещен рельефный золоченый герб Ланского и изображение двух сторон медали, выбитой в его память.

Автором памятника А. Д. Ланскому, выполненного из мрамора белого, розового и серого оттенков, считается А. Ринальди. Из архивных документов известно, что «Пьедестал мраморный» был установлен в 1773 году; в феврале этого года в Царское Село были доставлены ступени, нижний цоколь, пьедестал, медная доска, три барельефа, ваза и пламя. В 1784 году, после смерти А. Д. Ланского, на памятнике была сделана посвятительная надпись, а подлинная дата его сооружения постепенно забылась. В XIX веке он иногда назывался «Пьедесталом пользы и заслуг», однако в 1830 году доска с надписью в память об А. Д. Ланском была снята, так как ее текст, по мнению императора Николая I, компрометировал императорскую династию. Утерянная бронзовая доска с золоченым гербом фаворита императрицы, мемориальной медалью с его профилем и надписью «В память дружбы» были обнаружены в 1900-е годы и вновь установлены на пьедестал. Однако в годы Великой Отечественной войны памятник вновь подвергся разрушениям; пропала и бронзовая доска.

В настоящее время памятник полностью восстановлен.

Екатерининский парк Кагульский обелиск. Находящийся недалеко от южного фасада Зубовского флигеля Екатерининского дворца, сразу за Перголой, Кагульский (Румянцевский) обелиск сооружен по проекту архитектора А. Ринальди в 1771–1772 годах в честь победы русских войск над турками на реке Кагул. Об этом сообщает надпись на пьедестале: «В память победы при реке Кагуле в Молдавии, июля 21 дня 1770 года, под предводительством генерала графа Петра Румянцова Российское воинство числом семнадцать тысяч обратило в бегство до реки Дуная турскаго визиря Галиль-Бея с силою полуторастатысячною».

Военные атрибуты в декоре Кагульского обелиска отсутствуют; красота силуэта, изысканность пропорций, искусно подобранный темно-серый и красный русский мрамор создают его выразительный и строгий облик.









Екатерининский парк Собственный садик. В 1771 г. перед южным фасадом дворца был устроен Большой луг длиной более 200 метров с дорожками по сторонам.

В 1856 году прилегающую к дворцу часть луга часть пейзажного парка огородили невысокой чугунной решеткой с тремя воротами, по проекту А.Ф. Видова,  с литыми позолоченными бронзовыми украшениями. И наконец, в 1865 году архитектор А. Ф. Видов распланировал здесь по распоряжению Александра II Собственный садик, предназначенный для членов царской семьи и ближайшего к ней круга лиц.

Композиционным центром садика стал большой фонтан с восьмигранным бассейном и высокой вазой, изготовленной из каррарского мрамора на Петергофской гранильной фабрике; вокруг фонтана разбили живописные цветники, проложили извилистые дорожки, установили скульптуры. Тогда же была выстроена Пергола — веранда в итальянском стиле, закрывшая вид на Кагульский обелиск и зеленый луг из окон дворца и разделившая Большой луг на две части. Так была утрачена одна из лучших перспектив пейзажной части парка.

В Собственный садик выходит южный фасад Зубовского флигеля Большого Царскосельского дворца, во втором этаже которого находились апартаменты Екатерины II. В первом этаже флигеля жили фавориты императрицы, а позднее разместились личные комнаты императора Александра II. Эти интерьеры, разрушенные в годы Великой Отечественной войны, пока не восстановлены.

В Собственном садике находятся мраморные скульптуры: «Ганимед», венецианской работы начала XVIII века, копия одной из «Танцовщиц» А.Кановы и «Нимфа» П. П. Забелло, выполненные в XIX веке.

Другие объекты Музея-заповедника «Царское Село»
Посмотреть другие  
Музеи Санкт-Петербурга
Перейти на главную:  
Туризм и отдых в Санкт - Петербурге

Предыдущая тема: Музей-заповедник «Царское Село»
Следующая тема: Александровский дворец
Жалоба Артефакты
| Ответить |                |

Всего в теме 0 ответов. Последний ответ 3.6.2014 09:06

Полезная информация

Мобильная версия|Черный список|«В сказку» |Карта сайта

GMT+4, 20.7.2018 17:13 , Processed in 0.103675 second(s), 15 queries , Memcache On.

Яндекс.Метрика

Copyright © 2011-2017 Vskazku Com.